противогаз

Фил Файн

локальная цензура окружающей среды

Обратите внимание на следующее:
Меня зовут Ефим Олегович Фрейдин.
Прочтение дневника посетителями является необязательным! абсолютно свободным! Писать в этом дневнике - мое право, читать - ваше. им можно не пользоваться.
Ничто опубликованное в этом дневнике не претендует на истинность! Все ставится под сомнение.

несколько правил:
1. воздержитесь от нецензурной лексики в комментариях, если неизбежно - замените отточием.
2. размещение спама вознаграждается баном независимо от статуса автора.
3. если хотите прокомментировать лично - можно звонить и писать +7 923 681 95 19

Список ссылок:
соцсети
http://www.facebook.com/fimafr
http://ru.linkedin.com/in/fimafr
http://vkontakte.ru/fimafr
http://professionali.ru/~257743
портфолио
http://fimafr.ru
место работы
http://aa-rim.ru (Архитектурное ателье РИМ)

С уважением.
ФФ


Город-пень как тема для дизайна
противогаз
fima_fr

В городе пилят, в городе рубят, в городе щепки летят, а счастья не прибавляется.

Можно подумать, что всё это со злым умыслом, агрономы пополняют запасы дров на случай зимы, архитекторы выбирают места под небоскрёб позеленее, да погуще, благоустроители нацеливаются на самые тенистые аллеи, дабы облагодетельствовать омичей солнцем, будто нам его, солнца, мало. Идеалом видится голая степь, если не пустыня.

Ну к идеалу нужно стремиться. Медленно бензопила из инструмента варвара-благоустроителя (на ЧВ прошлой весной) становится орудием творца на мастерклассе (на выставке городского озеленения прошлым летом). Так почему же не статьей ей средством профессионального дизайна? Пеньки с глазами, тазами, игрушками – это была лишь проба пера, мозга и глаза.

К несчастью для деревьев, мне попалась на глаза одна ссылка, а потом еще четыре были найдены в результате дорогостоящего процесса бенчмаркинга (оно же – поиск аналогов). Расположил их в порядке убывания длины бревна, заодно снабдив возможными социальными эффектами.

1. На одной из встреч в Цоколе, а потом на Городском чердаке шла речь о центре сообществ для микрорайона, квартала или двора. Французская компания OLGGA предложила делать конструкторы с использованием бревен и торцов для облицовки – такой павильон может служить и местом встреч, и учебным классом, и кухней для дворового праздника. Второй блок – это туалет, очень удобно иметь его рядом со сквером. Стильный современный дизайн повысит качество среды.

Подробности: http://olgga.fr/projects/flak

2.Светящиеся импланты в ранее срубленные стволы, ветки позволят компенсировать недостаток фонарей. Смола+диод+дерево=стильный элемент среды, позволяющий гулять по вечерам, сократить количество аварий, ну и так далее. Автор технологии – итальянский дизайнер Марко Стефанелли. Применяется в интерьере, но чем чёрт не шутит?

 

Подробнее: http://inhabitat.com/marco-stefanelli-salvaged-wood-breece-lamps-are-embedded-with-led-lights/

3. Городская мебель, куда уж без неё. Ведь по всем нашим разнообразным опросам – лавочки лидируют, наравне с зеленью, но если зелень сажать и выращивать долго, то лавочки – спилил и сделал! Словацкий дизайнер Петер Якубек вообще-то мечтал о классическом образце мебели 1960-х, ровеснике хрущевок стуле Пантон, но пластика не было.

Hobby Panton chair by Peter Jakubik

Пришлось взять бензопилу… и вы будете в шоке от того что у него вышло!

Hobby Panton chair by Peter Jakubik

Подробнее: http://www.dezeen.com/2011/01/29/hobby-panton-chair-by-peter-jakubik/

4. Чуть меньше дерева нужно чтобы сделать уличные светильники, которые придумали в Тасмании рукодельники из Дункан Мирдинг Дизайн. Тут еще и многофункциональность – хочешь табуретку, хочешь столик. Можно, конечно, и колоду для разделки туш усовершенствовать… можно им предложить…

Подробнее: http://inhabitat.com/duncan-meerding-transforms-tree-stumps-into-lamps-that-double-as-tables-and-stools/

или так еще можно:

Judson Beaumont, Straight Line Designs, Tree Ring stump table, Light table, Vancouver design, recycled materials, recycled design, fluorescent lighting

Подробнее: http://inhabitat.com/straight-line-designs-tree-rings-are-playful-stump-tables-that-light-up-a-room/

или как в музее в Дрездене:

5. Если пеньки у вас остаются совсем низкие, или вы хотите максимально использовать бревно, то может стоит сделать из него удобные тропинки для нашей непролазной грязи – причем именно там, где они протоптаны?

По ссылке еще куча вариантов использования вырубленных омских парков для дизайнерских нужд: http://www.homedit.com/7-creative-ways-of-turning-wood-logs-and-tree-stumps-into-unique-accessories/

Делайте бенчмаркинг по утрам, граждане, это помогает развивать наш город Улыбка (ужас, какие некрасивые смайлы!)


Атлас улицы Пушкина
противогаз
fima_fr

Когда-нибудь это должно было случиться и опубликоваться.

Прошлым летом, 6 июня, была проведена акция Выходи #наПушкина – прогулка, экскурсия, лекции и чаепития, перформансы и легкие художественные интервенции. Следы ее можно видеть до сих пор – объявления со стихами сохранились. В эту субботу, в пушкинский день состоится вторая такая прогулка. Я бы рассматривал это как опыт “праздника улицы” – возможно примут участие слушатели студии Либеров-центра, уже повторно выйдут на улицу Залесов и Скок с лекцией про костюмы, опять будет экскурсия Елены Завьяловой (расписание прогулки в целом: http://e-n-z.livejournal.com/633926.html). Надеюсь, присоединятся жители улицы, в 14.10-14.40 над улицей пролетит вертолетик, с камерой, который сделает ее видео и фото-портрет, можно выйти, помахать ручкой, флажком, портретом Александра Сергеевича или еще чем-нибудь.

Когда я рассматривал яндекс-панорамы – прошлого проезда – там были и спящие жестянщики у Артиллерийского дивизиона, и ребенок с отцом, и какая-то дама в нижнем (простите) белье в модном салоне. Атмосферно.

фасады нечетные

фасады четные

В течение прошлого года, в рамках инициативы #проПушкина Омского клуба, мы совершили пару организованных прогулок с целью исследования – в основном, к сожалению, зимой. Владимир Кунгурцев вооружился фотоаппаратом и провел полноценную фиксацию существующего состояния улицы, попутно делясь воспоминаниями – он один из аборигенов. Мне было интересно создать атлас улицы – собрать факты о ее существовании, структуре, бытовании, выделить памятные и интересные места, точки роста и проблемные участки. В результате “медленного хождения”, изучения источников, сформировалось несколько схем.

pushkina-yandex

Улица Пушкина расположена между проспектом Маркса и ул.Жукова. Если бы не завод Сатурн, она могла бы перейти в ул.Орловского и дойти до Транссиба, связывая его с Омью. На фото 1940-х годов можно видеть еще Николаевский мост через реку, который соединял ул.Пушкина и Краснофлотскую. Улица носила название Часовитинской  - Часовитин владел первым каменным домом (на перекрестке с Думской, снесен), после Казачьего рынка – ул.Фабричная – напротив была суконная фабрика. Завершалась она у Военных складов, Южной заставы.Улица проходит мимо жилых кварталов, мимо усадеб, бывших доходных домов, нескольких скверов. Прилегающие кварталы застроены в основном периметрально, как европейский город, хотя внутри, в 70-е появлялась и строчная застройка и школы как в микрорайонах. Дореволюционный квартал был небольшим, после 50-х он значительно увеличился – Юнгородок, городок ОмГУПСа, Дом Мод – об этом свидетельствуют. В результате количество связей с параллельными – Маркса и Жукова – улицами значительно уменьшилось, возможности выбора автомаршрутов сократились. Определенно планировочными центрами на улице являются перекресток с Думской/Лермонтова; Казачий рынок; сквер в Юнгородке.

 

planirovka

Карта наследия – попытка считать коды в пространстве. Один из старейших рынков города, не сдвинутый с места – Казачок/Казачий – собирает улицу. Считывание лиц – Коробейникова, Кадыша, Колчака, Иоанна Кронштадтского, новобранцев, уходивших из военкомата, возможно известных жителей – дает представление о том, кто бывал здесь, ходил, гулял, жил. По этой карте считываются и участки однородной среды – медленное гуляние позволяет оказаться то в городе 19 века, то в послевоенном классицистическом, то в оттепельных 1960-х. На этой же карте – творческие пространства, арт-объекты. Несколько “симметричных” участков – могут стать отправными точками для формирования визуального разнообразия среды улицы.

heritage

Другим слоем атласа является уличный фронт – количество этажей, распределение различных функций по ним, наличие входов и их частота позволяют оценить смену типов использования – жилой квартал, торговый, офисный, городской – когда они перемешаны, сквер. Виден торговый центр – торговая улица у Казачьего рынка, который продолжается до ул.Маяковского. Улица Валиханова, чуть дальше – ул.Лермонтова представляют форматы уличной торговли – киоски и лотки, тем самым фиксируя пик пешеходного трафика (на остановки). Частота входов зависит от исходной функции – жилые дома, общежития медленно принимают коммерцию на первый этаж, а административные здания (выделены красным в списке интересов) обычно имеют их малое число и серьезный контроль доступа. Увеличение частоты входов, витрин, событий (арт-объектов), скверов – сделает улицу привлекательной для пешеходов: сейчас четко выделяются тихие участки – от Потанина до Бульварной на юге и Чкалова-Лермонтова, после Думской на севере. Функциональное распределение влияет на востребованность парковочных мест. Также выделяются специфические узлы – конгрессно-банковский на Думской, цветочный базар на Лермонтова, Ярмарка у Казачка, рестораны у Двух поэтов, Юнгородок – которые можно в дальнейшем развивать.

facades

Доступность пространства сейчас наиболее больной вопрос – и качество дорог, и расположение парковок с одной стороны, качество тротуаров с другой – пошаговая оценка, фиксация деградировавших в этом отношении участков показывает, что ключевые для доступности (соотнесите с функциональностью фронта) места – рынок, Думская/Пранова, Бульварная, Потанина, Масленникова – в весьма плохом состоянии – где-то утрачены (буквально) тротуары, их перегородили и устроили парковку, где-то отсутствует бордюр и есть натуральная обочина. Профиль улицы, что сейчас редко, включает кроме двух-трех полос движения и парковок, газон или деревья, тротуар и придомовой палисадник, часто со специальным ограждением, хотя и плохо сохранившимся – в Юнгородке, или вблизи ул.Почтовая, Чкалова. Довольно приличные по качеству среды фрагменты есть у Провианта, Дома Мод (перед главным входом), у БЦ на Думской (в сторону Думской), у Таможни – выполнено зонирование, местами – озеленение, авторские или увязанные с фасадом светильники.

space

В результате такого довольно банального анализа можно выявить опорные и проблемные точки, на которые стоит направить усилия, опорные многофункциональные участки, узлы, требующие поддержания и реставрации, и возможные концепты (в том числе – ранее опубликованные – проект по набережной Оми, реконструкцию перекрестка Два Поэта, дальнейшая трассировка ул.Циолковского) – редевелопмент с сохранением наследия на территории Артиллерийского дивизиона, соединение с ул.Орловского через территорию завода Сатурн (там, кстати, замечательная зеленая аллея расположена).

rezume

Кроме банального требования сделать улицу доступной для пешеходов, удобной для подъезда к заведениям, приятной для жителей, в результате анализа можно наметить возможные акценты:

  • живописная зеленая набережная Оми с доступом к воде и использованием под каток зимой (в районе Триумфа/кафе Азия такой спуск есть);
  • деловой квартал Омская-Жукова-Думская с включением культурных и оздоровительных функций;
  • цветочный базар на Лермонтова – недостает качественных первых этажей и программы для улицы – кроме лотков, логично включать этот участок в маршрут и праздник Флоры, проводить события с использованием свежесрезанных цветов;
  • туристические офисы на Чкалова – рядом с кассами РЖД, требуют благоустройства тротуаров, само здание касс в силу сокращения функции обслуживания пассажиров, развития интернет-бронирования может быть перепрофилировано и в центр сообществ квартала, стать филиалом Музея Омских железнодорожников, учреждением дополнительного образования или получить иную функцию;
  • Казачий рынок и артиллерийский дивизион могут стать большой ярмарочной территорией, с сезонными продажами, отреставрированными кирпичными постройками начала 20 века, сквозным доступом с проспекта К.Маркса, необходимо разобраться с заборами по ул.Красных зорь, территорией военной части – привести в порядок;
  • модный перекресток с ул.Масленникова требует доработки – углы в сторону ул.Жукова не прибраны и концептуально выбиваются, при этом стрит-арт (граффити) стал уже привычным, что наводит на мысль о развитии центра уличной моды – ателье и салоны рядом, экспозиционные площадки также имеются, как и омская школа моделирования;
  • Два поэта – перекресток про кафе, про сочетание футуристического и классического, в соседстве с ОмГУПС может быть темой для различных концепций;
  • полигон ОмГУПС может быть открыт для посещения, а сам городок – работать с прилегающими кварталами (кинопоказы, лекции по профилю университета, экскурсии по зданию);
  • ФМС и МВД привлекают туристические и гостиничные услуги (пока неясного качества), как территория перед административными зданиями, так и перед офисами может быть предметом дизайна;
  • Сквер перед офисом компании Партнер может стать центром Юнгородка, как в настоящем, так и в случае реализации проекта регенерации, важно сохранить его камерный характер, также в программу реконструкции квартала можно внести реставрацию замечательных ограждений и палисадников, которые, как и бывшее здание вечерней школы на углу – формируют уникальность территории, обозначая въезд на улицу.

Завершу, пожалуй, тремя кадрами – средовыми фрагментами улицы.

DSC06374

Перекресток с ул.Масленникова – потенциальный модный перекресток, где уже находятся ателье, салоны, продают ткани и занимаются макияжем.

DSC06357

ул.Маяковского – характерная застройка 1950-х годов. Аркады, даже есть маркизы, три ресторана в трех из четырех домов. народное название “Два поэта”.

DSC06408

И перекресток с ул.Почтовая – 1910-е годы, дерево, камень, шпили и купола (такие же как на Любинском проспекте!). Рядом когда-то располагалась первая крепость, за кирпичным домом – цветочный базар.

Еще раз приглашаю на прогулку – от перекрестка с ул.Думская в 14-00!

Информация о прогулке - в группе: https://vk.com/propushkina

Информация о проекте #наПушкина – на сайте Омского клуба http://omsk-club.ru/publ/23-1-0-145


Почему Любинский мёртв: наблюдение.
противогаз
fima_fr

Очень не хочется ввязываться в перепалку с собственниками зданий/помещений на Любинском, но повторная публикация статьи в Коммерческих вестях в определенной мере обязывает.

По этому поводу вспоминается две рекомендации консультантов, о которых я часто упоминаю. Первая – данная в Новосибирске перед градостроительным форумом на вопрос о борьбе с пробками (пресс-конференция проходила сразу после снегопада) гласила: чтобы бороться с пробками нужно вывозить снег и чистить путь для пешехода от границы тротуара – места, где он появляется). Вторая – из статьи об оптимизации затрат на содержание производственных зданий требовала мытья окон и витражей – доступ солнечного света позволил бы экономить на электричестве. То есть весьма банальные вещи могут качественно изменить ситуацию.

Мольбы о парковках мы слышим от разных лиц – начиная с первого в городе, заканчивая собственниками и потенциальными посетителями. Причем ярые автомобилисты, которые участвовали в опросе ЛУЧа тут же уточняют – они за парковки, но непосредственно на улице Ленина их делать не следует.

Как многолетний пользователь улицы Ленина, в том числе – заведений, магазинов, мне как-то стало не по себе после прочтения статьи в Коммерческих вестях. Лица, которые десятилетиями владеют зданиями и помещениями считают, что арендаторов отпугивает “отсутствие парковок”. Сегодня я прогулялся по своей мозоли – Любинскому проспекту, чтобы еще раз испытать когнитивный диссонанс между мнениями уважаемых бизнесменов, засевших в торговых рядах и продолжающих окапываться там в подвалах, и их реальным отношением к трёхметровому пространству перед витринами, то есть собственно потребителям, посетителям, клиентам их заведений или арендуемых площадей. Собственно давайте посмотрим почему не идут люди на улицу Ленина в эти магазины и кафе. В качестве примечания  - вообще я шёл с надеждой, что публикуя обращение к губернатору через прессу, владельцы зданий приберутся, чтобы избежать каких-либо нападок, чтобы не подставляться. Но нет, там всё стабильно.

.G9ZSHeQn_F4

Начинаем с улицы Партизанской – если вы высадились на площади Ленина/Театральной площади и неведомым способом прошли через мост. Разумеется наледь, грязь, вода встречают нас на пути к жемчужине города.

Читать дальше...Свернуть )

Точка и плотность
противогаз
fima_fr

Кураторы российского архитектурного фестиваля “Золотая капитель” (проходит в Новосибирске всю следующую неделю) и по совместительству – создатели журнала “Современная архитектура etc” Саша Архипова и Татьяна Иваненко прошлой осенью предложили написать комментарий про соотношение таких понятий как плотная и точечная застройка. Написал в режиме потока сознания и мнения, без претензии на экспертизу. Статья опубликована.

11037643_899673443428065_5441353632031037967_o

Не очень актуальная афиша, но хорошая иллюстрация (от А.Архиповой)

А в пятницу 27 марта в 15-00 (предварительно) архитекторы Ольга Кулагина и Олег Фрейдин в рамках Золотой капители поделятся примерами уплотнения городской застройки из собственной практики.

Есть такая техника архитектурной графики – пуантель. Вы ставите одну точку, потом рядом еще одну и заполняете равномерным тоном нужное поле. Точка за точкой. Создается плотный квадратик определенного тона серости. Если ставить реже – светлее, если чаще – темнее (а значит, цвет будет плотнее). Но это достигается при условной равномерности точек.

Попробую отрефлексировать, что есть плотная городская застройка, а что есть «точечная застройка». Под плотностью застройки (как характеристикой освоения участка) понимают отношение площади этажей зданий к территории, чем больше коэффициент, тем выше. Нормативным ограничением коэффициента являются обременения по прилегающей территории – гостевые автостоянки и детские площадки, расстояния проездов пожарной техники и прочие пространственные разрывы. При умелом обосновании – выборе функционального назначения, обеспечении нормативных маршрутов до больших парковок; при поиске планировочного решения - можно повысить плотность освоения. Другим отражением плотной застройки является процент застройки – отношение площади первого этажа к территории участка. Регулирование этих параметров (напрямую или опосредованно) позволяет регламентировать меру плотности, освоения участка, его что ли тесноту.

Кроме нормативного, есть подход эргономический. Работы по комфортности пространства, исследования Яна Гейла и Алексей Крашенинникова, Джейн Джекобс и Кевина Линча (что первое приходит в голову), показывают, что непрерывность освоения с одной стороны и физические размеры пространства, которые эту непрерывность обеспечивают, с другой, позволяют создать ощущение плотности, интерьерности города. Отношение высоты фасада к ширине улицы (1:3), частота разрывов, размеры городских площадей (до 100 м), визуальные барьеры – зеленые или искусственные – все это создает ощущение комфорта пространств внутри и между кварталами. Величина самих кварталов – а в старых российских городах, созданных до 1960 года, они являются базовой единицей – также определяет плотность города – частота улиц и переулков, проездов, поворотов – то о чем пишет Джейн Джекобс в «Жизни и смерти» о маленьких рядах блокированной застройки с вариативностью маршрута. Сталинский квартал привел к значительному укрупнению уличной сети, модернистский микрорайон ее сломал, сделал «живописной», свободной. Плотность уменьшилась. Содержание народной незастроенной территории лежало на народе, то есть городе и государстве. Заполнение пустоты функциональными элементами («площадки») и зданиями (школы, сады…) также регламентировалось этим интересом и возможностью строительного комплекса, остаточным финансированием.

Историческая плотность – от «средневекового города» с его зауженными улицами и высокими фасадами, от барочного или классического города с его кварталами и петербуржскими дворами – прошедшая через фильмы с кафе в первом этаже, картины старых мастеров, классическую и не очень литературу.

Современная плотность российского города это одновременно угрожающее будущее для сложившихся жителей и профессиональный архитектурно-девелоперский ориентир. Ориентир профессионально-несознательный. Я сильно сомневаюсь, что девелопер или собственник земельного участка осознанно стремится к «в целом плотной застройке» (помимо удовлетворения своего интереса). Архитекторы и планировщики в рамках попыток реконструкции городской среды на современном этапе делают шаги к плотности, соединяя разорванные участки городской ткани, преодолевая барьеры. Угрожающим будущим плотность становится для жителей, которые в течение 100 лет приучались к потере частной собственности, бесконтрольности земли, большим просторным дворам, аэрации улиц и зданий, микрорайонам, скверам и паркам, защитным полосам, которых их хотят лишить. Жителей также приучали, что старый город с квартальной сеткой, узкими улицами пора последовательно снести и обновить – сделать современным, лишить развалюх, проложить проспекты – длинные и прямые, и по единому, в одном стиле, комплексному проекту все реализовать. Построить новый центр в Новосибирске, “Сити” в Омске (на левом берегу), в Красноярске (на Взлетке) и так далее. Масштаб центра, масштаб застройки, масштаб реконструируемых кварталов задавался индустриальным шагом, СНИПом и новой низкой плотностью – то ли в противовес капиталистическому городу, то ли в преддверии ядерной атаки. Привыкание к этому разуплотнению с одной стороны повлекло потерю ценности интерьерного, зажатого города, с другой – формирование любви к простору, большому масштабу независимо от размеров поселения.

Что же с точечной застройкой? В условиях конфликта исторически сложившейся среды, занятой территорией и попыток реконструкции путем строительства элементов более крупного масштаба застройщик и власть сталкивались с ситуацией сноса части квартала (при частичном расселении, наличии памятника архитектуры и истории), так возникали новые здания, не обеспеченные достаточной инфраструктурой (в надежде на будущее?). Так возникает новая культура строительства в историческом центре: масштаб будущего втискивается в пустоты прошлого. И эта культура формирует вектор уплотнения любой доступной территории. Если в микрорайонах, укрупненных кварталах сталинского периода завершение контура или достройка комплексов не приводит к ощущению тесноты города, то в уже плотных исторических центрах этот метод требует частичного сноса или заполнения ранее образованных ниш. И это заполнение, немасштабное для привычного малоэтажного или среднеэтажного вида вызывает отторжение. Хуже, если этой нишей был ранее снесенный дом, на месте которого образовался пустырь, выросли деревья и он превратился в транзитный сквер. Здесь возникает конфликт между привычностью масштаба, эргономикой пространства (как есть комфортные расстояния, так есть и неудобно просторные продуваемые площади, и чересчур близко поставленные – окно в окно – дома, скученные парковки, потерянные детские площадки) с одной стороны, которые чувствует житель, и капитализацией выделенного участка, в которой заинтересован девелопер. Управленец/власть заинтересована в гармоничном решении. Точечная застройка это, безусловно, варварский метод, если понимать ее как создание не обеспеченных регламентированной инфраструктурой объектов на доступных участках, снижающих комфорт жителей. Уплотнение застройки с обеспечением (сохранением и улучшением) комфортных условий это, безусловно, единственный путь развития городской сложившейся территории. Иначе она начинает терять свойства города: скученность, множество разнообразных практик, непрерывность, доступность. Управленец и власть заинтересованы в создании социального эффекта с одной стороны (выборы и конституция, все-таки), и в капитализации территории с другой (налоги, развитие малого и среднего бизнеса, обслуживание территории). Какие инструменты влияния у каждого из позиционеров – жителей, бизнеса и власти? Житель управляет комфортом своей среды через содержание территории: он оплачивает через налоги и коммуналку то, что может. Житель потребляет свою территорию: пользуется автостоянкой, детской площадкой, скамейкой у подъезда, площадкой для мусора, или хотя бы любуется всем этим имуществом. Жителю может чего-то не хватать: в моем доме нет бизнеса на первом этаже, до магазина и кафе идти через весь квартал, книжные вообще на другой остановке, хотя и самый центр города. И если посмотреть на наши дворы, дворы хрущевок или сталинок в центральной части, остановки транспорта, то можно увидеть адаптивные элементы временного уплотнения – шиномонтажки в гаражных кооперативах, киоски сапожников и ключников, ларьки с фруктами, прилавки с шерстяными носками, babushk’и с цветами, ягодой и семечками. Этой торговли не хватает в шаговой доступности, она может стать разменной монетой в конфликте: капитализация участка неформальной торговли взамен повышения плотности, с сохранением доступности услуги. Конечно, сначала должен пройти процесс повышения эффективности использования общего домового имущества – подвала, а также первых этажей (при наличии бизнеса, готового выкупить). Житель должен быть удовлетворен, так как именно собственник соседнего участка может заблокировать стройку или (пример десятилетней давности) царапать гвоздем мерседесы новых жителей.

Интерес девелопера в быстрой, минимально рискованной капитализации участка, но интерес конечного пользователя – в его беспроблемной эксплуатации. К жилому дому должен быть обеспечен подъезд экстренных служб, вблизи – размещено достаточное количество парковочных мест, а в детский сад можно устроить ребенка до достижения школьного возраста. Если эти параметры, требования конечного потребителя будут удовлетворены, то точечная застройка не только становится легитимной (согласованной по нормативам), но и сомасштабной освоению.

Вопрос к жителям простой – если есть желание простора (более чем регламентированный минимум) – готовы ли мы за него платить? Вопрос к девелоперу – если есть желание сэкономить на инфраструктуре, готов ли он предложить соответствующую низкую цену, гарантировать социальный эффект? Вопрос к власти: готовы ли управленцы прозрачно регламентировать баланс частного (капитализации) и общественного (комфорта) интересов и какие современные инструменты планирования и управления позволяют адекватно его отражать и регулировать?


Открытая крепость/доклад
противогаз
fima_fr

В 2013 году была сформирована инициативная группа “Открытая крепость”, за прошедшие полтора года был оформлен доклад (в декабре 2013 опубликован), прошлым летом – расшифровали окончательно стенограммы дискуссий. Учитывая, что на недавнем заседании министр культуры порекомендовал обратить внимание на наполнение объектов крепости с одной стороны, а поддержание функционирования территории после юбилея ляжет на регион, город, и если получится нормально выстроить отношения – на бизнес.

Рекомендации

Стенограммы

Думаю, рано или поздно придется вернуться к этим вопросам.

Архив ссылок и материалов инициативной группы можно найти на сайте Омского клуба: http://omsk-club.ru/publ/18-1-0-114


Про клаузуру на тему сквера Дзержинского
противогаз
fima_fr

В прошлый раз писал, о том, что хорошо бы провести клаузуру – это такой эскиз за день на предложенную тему, раньше использовался как формат для экзамена в парижской академии изящных искусств, а сейчас – рядовое упражнение в архитектурном институте. Союз Архитекторов таки одобрил начинание, даже сделал рассылку и объявление на сайте. Откликнулось немного – 6 человек, поучаствовали 5, получили 4 эскиза (один был совместным), отдельные изображения показали на областном градостроительном совете.

Сквер как-то выпал из поля зрения Луча, был упомянут в отдельных пунктах разве что, но там внимание концентрировалось на улице. За исходные данные для клаузуры следует поблагодарить группу Аэрокадр, любезно предоставившую свежие фотографии с квадрокоптера.

Читать дальше...Свернуть )

Сквер имени Дзержинского. 5 вопросов благоустройства.
противогаз
fima_fr

npc00324r

Была мысль провести клаузуру (формат разработки эскизов на заданную тему в срок 24 часа с последующей защитой) по скверу, но сегодня я сильно сомневаюсь в ее результативности – насколько необходимо тратить время коллег на разработку эскизов, если караван идет независимо от собак. И караван-таки доставит дары губернатору в назначенный срок, даже если они протухнут по пути, и бактерии, которые там заведутся, превратят сладости в яд.

Впрочем, если Союз Архитекторов на ежегодном отчетном собрании 12 февраля вдруг решит защитить свою честь и доказать, что замечания, сделанные на архсовете, как-то совсем или почти не учтены, а планировка сквера не соответствует никаким требованиям времени, то смысл в клаузуре или нормальном конкурсе под эгидой уважаемой омской организации появится.

На этом лирику закончу, перейду к суровой физике.

Сквер Дзержинского следует рассматривать в связи с двумя “театральными” скверами и садом Павлика Морозова, где стоит доска почета. Все эти зеленые территории расположены вокруг перекрестка улиц Ленина и Герцена. Они связаны пешеходными транзитами между остановками и основными площадями (памятник Достоевскому-Фонтан и другие).

Сквер был спланирован в 1940-е годы на месте базарной площади, которая переместилась на площадку современного ТЦ, главная аллея до сих пор к базару и выходит, но прервана 6-полосной ул.Интернациональная. В 1980-е (вероятно) появился подземный переход у Почтамта и существенно изменилась система пешеходных связей.

Предложенная на градсовете схема Идеалстроя фиксирует в камне структуру, которая игнорировала подземный переход и вообще какую-либо современную программу, которой скверу не хватает.

Сейчас сквер включает хоздворы жилого дома (Дзержинского 1) и Музея им.Врубеля, на него выходят окна и здания Торгового центра Омский с площадью, военной части (одно из старейших зданий), офиса Сибирьтелеком или Ростелеком, Мэрии, Военного госпиталя, Министерства культуры Омской области, делового центра Панорама по ул.Гагарина; общества Знание и Сибади с Драмтеатром – по ул.Ленина.

Вопросы для всех (включая тот МУП, что застраивает подземные переходы пирожковыми).

1. Почему не разработана программа сквера: современное зонирование на активную, тихую части, территория открытого хранения, например, скульптуры из фондов Музея и проведения выставок современного искусства, паблик арта, уличных акций; детскую и взрослую части? Не учтена близость мэрии и возможность большой пешеходной площади перед ней в какие-то очень праздничные дни? Будет ли открыт сквозной проход через музей, будут ли залы и цокольный этаж музея взаимодействовать со сквером?

2. Что будет с подземным переходом у почтамта? Прогулявшись по тактильной плитке имперского проспекта, мы будем спускаться по разным по ширине ступеням этого подземника, держась за двери киосков, пирожковых на тех же ступенях, а дети в колясках будут биться головой о стенки ларьков? Что произойдет с торговлей на остановках Площадь Победы и Драмтеатр, почему не предусмотрены теплые павильоны в сквере?

3. Почему бы не изменить название сквера? И почему бы не разработать новую айдентику сквера, как одного из центральных пространств этой части города?

4. Почему в год 70-летия Победы нет планировки так называемой площади Победы? Даже если это транспортная площадь с тремя прилегающими скверами?

5. Почему сохраняются эти неиспользуемые аллеи, но свежевытоптанные трассы от фонтана к подземному переходу как перекопали прошлым летом типа для газона, так и забыли в новой концепции зафиксировать?


Выписка из протокола Архсовета по проекту благоустройства ул.Ленина
противогаз
fima_fr

Странно, что дата стоит 28.01, совет был 27 января. Выписка размещена на сайте ОО САР, орфография сохранена.

http://arch-omsk.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=124:2015-01-30-17-56-32&catid=12:2014-11-19-07-00-33&Itemid=31

В  Ы  П  И  С  К  А

из протокола Архитектурного Совета Омской организации Союза архитекторов России

г.Омск                                                                                                          28.01.2015г.

ПРИСУТСТВОВАЛО                       -           41 член СА РФ

РАССМОТРЕЛИ:

«Концепцию благоустройства территории вдоль ул.Ленина на участке от Омского драмтеатра до Юбилейного моста через р.Омь».

Представил концепцию Слатин А.И. – генеральный директор СК «ИдеалСтрой»

Выступили архитекторы:

Шалмин Н.П., Фрейдин О.М., Кулагина О.Р., Гетте А.П., Паровышник В.П., Шевченко В.А., Проскурнин В.А., Бегун А.В., Гетте С.Ю., Малиновская Т.П., Гуменюк А.Н., Шевченко С.Г.,

Хахаева Ж.М.

Совет отметил :

  1. Крайне недостаточна полная иллюстрацию архитектурных  решений по благоустройству заявленной территории;
  2. Отсутствует архитектурная идея, увязанная со стилем и характером ансамбля Любинского проспекта.

Совет рекомендует авторам:

  1. Доработать графические и иллюстрационные материалы, прежде всего  главный чертеж – генеральный план, где отразить структуру основных узлов, отвечающих поперечным связям и характеру сложившейся застройки, определить элементы малых форм в этих узлах, характер мощения.
  2. Выполнить разрезы по ул.Ленина, которые докажут правильность или ошибочность решений на границе тротуара и проезжей части.
  3. Обсудить возможность устройства парковок с двух сторон проезжей части  с ГИБДД  и экспертами по организации дорожного движения.
  4. Обратить внимание на колористическое решение ансамбля. Совет рекомендует привлечь для изучения архивов  и выработки решений искусствоведов в области архитектуры профессора Гуменюк А.Н. и Хахаеву Ж.М.
  5. Особое внимание уделить рекламным вывескам на фасадах зданий и выполнить их  в увязке с архитектурой фасадов.
  6. Считать необходимым запланировать и осуществить благоустройство на примыкающих территориях силами областных и городских властей не только  улицы Музейной, но и участков у  Юбилейного моста,  по ул.Партизанской, в районе пересечения улиц Ленина и Герцена  и на горке в районе жилого дома.

Председатель Совета                                                                            В.Мальцев


451 градус по Фаренгейту. Омская версия.
противогаз
fima_fr
Фото А.Пантелеева

Нет, речь не о пожарах. Я считаю, что в Омске региональное министерство культуры совместно с нерадивыми собственниками за 20 лет небуквально сожгли энциклопедию Модерна. Стиль модерн, рассыпанные по городу отдельные здания – в кирпиче и штукатурке – это достояние города. Стиль отличается от неоклассики, от конструктивизма. Одно из таких характерных отличий – тотальность декора. Декор включает как облик здания в целом, так и обработку поверхности стен, сочетание разнофактурных элементов, введение откровенно эстетских деталей, и даже переплеты стен, в вечернем освещении, работающие против желтизны света, эти переплеты столь необычны и столь напряжены, что становятся неотъемлемой частью общего рисунка фасада. Переплёты – с толщиной доски, планки, импоста, накладками и филёнками, ручками – все тщательно проработано, стекло подрезано, дерево прорастает, растекается по поверхности, будто живое, ветвится. Это живое дерево сейчас меняют на пластик, меняют грубо, не соблюдая тонкости пропорций, не соблюдая культуры производства. Ордер на замену дает наш любимый Минкульт. При этом современные технологии позволяют выполнить такие переплеты даже в режиме копии, можно армировать, можно сочетать металлический каркас и деревянную облицовку рамы. Но пропорции должны соответствовать авторскому замыслу. Это – реальная, материальная, буквально археологическая ценность нашего города. Вы не найдете таких стекол в Новосибирске и Тюмени, вероятно их мало и в Тобольске и в Екатеринбурге. Мы его не теряем из-за старости, но из-за глупости. Из-за неумения профессионально отнестись к реставрации культурного наследия. Так мы потеряли остекление особняка Гриневицкого (консульство Казахстана), затем – Эльворти, переворочен декор и кровля Дома Кадыша, заменили стекло на корпусе института повышения квалификации (на Декабристов), из последнего (и не крайнего, а последнего) – Дом Михайлова, куда переехал Департамент культуры, теперь вот собственно здание-энциклопедия, дом Каменноугольных кузнецких копий. На фоне этого уничтожения аутентичных деталей, потери промышленных зданий ТЭЦ-1 и склада Эльворти, господин Лопухин и господин Витько выколачивают из Федерации (и господина Мединского) деньги на снос и новодел под модерн для театра “Галёрка”. Практику реконструкции с разборкой до фундамента, усилением и новостройкой мы уже прошли на Вокзале, Концертном зале, Арлекине – этих шедеврах современной архитектуры. Практики реставрации наследия стиля Модерн мы, похоже, не увидим.

DSC02858


Архитекторы советуют авторам концепции благоустройства Любинского проспекта: конспект архсовета
противогаз
fima_fr

Текст: Ефим Фрейдин

В рамках отслеживания проекта по Любинскому, выкладываю конспект архсовета 27 января.

(До этого, 23 января мы (Омский клуб) провели сессию “Омские улицы: стратегии развития” в рамках Рождественского саммита гильдии управляющих и девелоперов, где обсудили общие рекомендации по созданию стратегий улиц с точки зрения планировки, экономики и социальной организации, создания образцов. В рамках сессии одним из презентованных проектов была концепция благоустройства Любинского, другим –  концепт процесса социальной организации #наПушкина)

Место и время проведения: актовый зал, выставочный зал Омскгражданпроект, 17.30, 27 января 2015 года

Присутствовало: >40 чел

Ведущий: Владимир Сергеевич Мальцев, архитектор

Докладчик: Анатолий Игоревич Слатин, руководитель компании “Идеалстрой” (Санкт-Петербург)

Выступления: Н.П.Шалмин, В.П.Паровышник, С.Ш.Хусаинов, Ж.М.Хахаева, О.Р.Кулагина, А.В.Бегун, А.А.Сергеев, С.Г.Шевченко, О.М.Фрейдин, А.П.Гетте, В.А.Шевченко, Т.П.Малиновская, А.Н.Гуменюк, С.Ю.Гетте, В.А.Проскурнин, В.С.Мальцев

Архитектурный совет Союза архитекторов - совещательный орган, который собирается нерегулярно (в среднем - раз в месяц), в его состав входят члены Союза архитекторов, выступают и специалисты, участвующие в разработке проектов. Обычно архитектурный совет проводят по инициативе проектировщиков или в договоренности с заказчиком/инвестором проекта перед градостроительным советом. В некоторых случаях спорные проекты отправляют для прохождения архитектурного совета на заседании градостроительного совета. Рекомендации архитектурного совета лежат в профессиональной и процессуальной плоскости - иногда они могут касаться проведения конкурса, формирования временного авторского коллектива и тд. Градостроительный совет, в отличие от архитектурного, является формально междисциплинарным и включает как представителей горсовета, мэрии, департаментов, профессиональных союзов и возглавляется мэром города. 27 января концепция благоустройства ул.Ленина рассматривалась на архитектурном совете Союза архитекторов. Рассмотрение на градостроительном совете является следующим этапом формальной городской экспертизы.

На совете кроме архитекторов также замечены И.Загатова (начальник департамента информационной политики администрации г. Омска), С.Игнатова (представитель “Фонда стратегического развития Омской области”, учрежденного Правительством Омской области и формально выступающего заказчиком представленной концепции / проекта).

Докладчик Анатолий Игоревич Слатин представил концепцию благоустройства территории, прилегающей к улице Ленина (Любинский проспект), обозначил границы производства работ, на визуализациях показал отдельные подходы к решению поставленных задач по созданию имперской улицы, комфортного пространства и оживления улицы. Среди визуализаций, ранее разосланных в прессу теперь есть и новые - разработки мастерской академика А.М.Каримова (предложение к памятному знаку на месте входа в Любину рощу) и эскизы А.В.Бегуна (по навесу подземного перехода и решению подъемников на горке), обновлена визуализация перспективы улицы - добавлены деревья (А.И.Слатин ссылается на облик улицы Ленина в советских открытках с регулярными ивами как на образ, к которому будут стремиться), также авторы сотрудничают с Омскгражданпроектом в плане ул.Музейной, с И.Вахитовым по ул.Бударина. Также докладчик отметил, что подрядчиком будет выполнен проект освещения и архитектурной подсветки улицы, в котором все элементы ансамбля, фасады разных зданий рассматриваются как единый комплекс.

Из ответов на вопросы становится ясно, что автором концепции является Алексей Никандров, который сотрудничает с компанией “Идеалстрой”, напомню, что он являлся и автором концепции ул.Чокана Валиханова, однако при разработке рабочей документации и после проведения инженерных изысканий оказалось, что она существенно изменилась. При этом А.Никандров имеет достаточный опыт в работе над проектами открытых пространств (в частности - проектирование благоустройства Лахта-центра), КБ ВиПС, в котором он работает, занимается проектированием и сопровождением реализации сложных объектов (в том числе - Мариинского театра), а А.Слатин, который является руководителем компании “Идеалстрой” ранее занимался реализацией проектов пешеходных зон и улиц в Санкт-Петербурге, выполненных на достаточно высоком уровне.

Концепция выполнена по результатам инженерных изысканий, задания департамента архитектуры, переговорам с собственниками зданий. Концепция предполагает замену ливневой канализации, приведение ее к расчетным параметрам (сейчас она не справляется с массой воды), остальные коммуникации будут заменены участками, если износ не позволяет их эксплуатировать в ближайшие 5-10 лет. В рамках концепции предполагается реставрация фасадов с применением необходимых современных материалов, возможно восстановление отдельных исторических деталей (в частности - вопрос по лантерне на одном из домов, что требует согласования Минкульта Омской области).

В ответе на уточняющий вопрос об историческом уровне улицы и разницы отметок проезжей части А.И.Слатин считает возможным создать один уровень проезжей части и пешеходных тротуаров (Н.П.Шалмин, ссылаясь на опыт 1980-х считает это физически невозможным исходя из рельефа улицы).

Качество визуализации намеренно занижено для обсуждения, можно было сделать фотореалистичное изображение, но на это специально не пошли. В рамках доклада и на экспозиции отсутствуют чертежи и схемы - прилегающей территории, генплан, профиль улицы, что объясняют стадией концепции.

Вторая часть архитектурного совета прошла в режиме выступлений архитекторов по поводу представленного материала. В качестве общего впечатления можно выделить неудовлетворительное качество презентаций, отсутствие необходимых для обсуждения чертежей и схем, отсутствие автора проекта (архитектора) на обсуждении как адресата комментариев.

Нижеследующий конспект я бы хотел адресовать как автору проекта, так и горожанам, которые могут составить мнение о профессиональных претензиях к концепции со стороны Союза Архитекторов. Со своей стороны также отмечу, что такого единодушия и высокого качества комментариев не видел давно в этом круге, за что можно отдельно поблагодарить А.И.Слатина. Конспект записан на основе тезисов и развернут по памяти.

Никита Петрович Шалмин (ранее сделал выступление на саммите ГУД 23 января, расшифровка ожидается) зафиксировал, что улица формируется зданиями и пересечениями, на схеме границ работ показал, что необходимо включать в рассмотрение полностью пространства предмостной территории Юбилейного моста (и вообще анализировать прилегающие кварталы), целостно относиться к ул. Либкнехта, площади Дзержинского (на горке между часовней и памятником Ленину), решать их целиком. В представленной концепции выполнено монотонное мощение на всем протяжении, безотносительно входов, проездов, разной стилистики отдельных построек, нет планировочных элементов, которые бы реагировали на здания. Упоминает проект Валерия Александровича Баранова, реализованный в 1980-е годы и прекрасно учитывавший исторический уровень тротуара, защиту подпорными стенками от проезжей части, перепады отметок между проезжей частью и пешеходной зоной, которого и следует придерживаться. В отношении сквера (севернее драмтеатра) - в концепции предложено место для велопрогулок и скейтеров с соответствующим покрытием, это неподходящее место, так как здесь располагался острог, где провел время Ф.М.Достоевский и в мощении неплохо бы отразить границы острога.

Владимир Петрович Паровышник отрицательно относится к идее размещения парковок в нижней части улицы и предлагает их исключить, делится воспоминаниями о зеленой улице в 1972 году.

Сакен Шахислямович Хусаинов сосредоточился на трех пунктах - отделении входа в Сад Дзержинского от площади проездом к дому “Меха”, соответственно решать мощение; склоняется к варианту А.Бегуна в решении подземных переходов; не делать никаких знаков перед гостиницей Октябрь (при всем уважении к академику А.М.Каримову).

Жанна Михайловна Хахаева, искусствовед, автор проекта охранных зон по Любинскому проспекту, который утвержден (или утверждается) минкультом области, считает, что нужно избавить улицу Ленина от негативных характеристик, которые есть в настоящее время - в том числе провалы в плитке, разрисованные фасады бывш.магазина Омский бекон, состояния подземного перехода и тд. В отношении концепции - если реставрируются фасады, то зачем закрывать их навесом подземного перехода, неприемлемо решение памятного знака Любиной рощи “в виде рекламы фирмы по железной ковке”. Напоминает, что в проекте охранных зон рекомендовано сохранить решение по горке - фонари и лестницы 1940-1950-х годов составляют единое пространство со всем проспектом. Необоснованная разлиновка на клетки площади Дзержинского (от часовни до памятника Ленину), возможно предусмотреть веерное мощение. Считает необходимым акцентировать вход в Сад Дзержинского.

Ольга Ростиславовна Кулагина отметила неполноту материала представленной концепции, которая не позволяет принимать ее к рассмотрению на архитектурном совете в Омске. Поднимает вопрос стилистики, напоминая о “кладбищенских решетках”, которые возникли на проспекте Маркса вблизи ул.Валиханова, вопрос целостности, качества стилистической работы, мощения, возвращения к “елочке” исторического кирпича в новых материалах. Возвращение к исторической колористике, многоцветности фасадов, предложению томских реставраторов, разработчиков зон охраны в 1980-1990-е годы. Надеется, что проект будет повторно представлен на следующей стадии с учетом замечаний архитектурного совета, в том числе по полноте материала.

Александр Вениаминович Бегун напоминает, что это подарок №2, при обсуждении которого есть возможность выпустить пар до начала, а не во время строительства. Цитирует академика, бывшего главного архитектора Омска А.М.Каримова, что право работы в центре города нужно заслужить, и делается это на конкурсах. Считает, что на вопросы членов архсовета должен отвечать архитектор, а не директор, инженер. Вспоминает архитекторов, которые уважительно отнеслись к Омску - ленинградцев Ю.Земцова, автора Торгового центра, и Т.Садовского - автора Речного вокзала. Вспоминает архитектора Башкирова (Новосибирск), который отнесся неуважительно в проектах Железнодорожного вокзала и Концертного зала. Хотел бы поблагодарить автора стеклянной арки на Валиханова, но так как архитектор неизвестен, то благодарить некого. Сожалеет, что Анатолию Игоревичу Слатину, инженеру, приходится защищать перед архитекторами некачественную концепцию, но не сомневается в его способности реализовать проект. Считает, что для обсуждения необходимо представить генеральный план территории. Высказывается за организацию парковок, над этим решением размышлял и ранее. Предлагает варианты решения по горке и подземному переходу. Фиксирует, что в процессе проекта должна быть налажена связь между архитектурной общественностью, жителями города и авторами проекта. Вероятно, союз архитекторов может назначить местного специалиста для участия в проекте и его сопровождения.

Андрей Анатольевич Сергеев, кандидат архитектуры, считает оскорбительным считать улицу Ленина имперской, отмечает ее купеческое происхождение, когда каждый владелец здания старался выстроить дом лучше другого. Ссылается на расчеты активистов о достаточности парковочных мест, фиксирует отсутствие обоснования необходимости парковок и схем прилегающих территорий. Считает недостойным необходимость замечаний об отсутствии градостроительного анализа в предложениях петербургских архитекторов, который вынуждены проводить люди на общественных началах. В качестве ценностей, требующих сохранения называет шаровидные ивы и решение горки 1940-50-х годов.

Светлана Григорьевна Шевченко, заместитель главного архитектора Омска, фиксирует, что не представлен генеральный план всей территории, рекомендует провести консультации по колористике фасадов с историками, искусствоведами, архитекторами - Ж.Хахаевой, А.Гуменюк, Т.Малиновской и ввести их в коллектив. Считает необходимым разработку исторического сценария улицы, ансамбля застройки (в том числе чтобы выяснить уместность Степаныча, мужа Любочки и др.). Высказывает сомнения по парковкам как автомобилист, отмечая сужение улицы и поворот при выезде на горку.

Олег Михайлович Фрейдин отмечает, что видна поставка задачи на “декоративность” (представлены только декоративные решения), цели по оживлению улицы данной концепцией  не достигаются, лишь эстетика и благоустройство. При обсуждении парковок сравнивает улицу с пассажем ГУМа в Москве - он имеет два входа с торцов (по оси), а загрузка посетителями осуществляется с Красной площади и Ильинки, так же и ул. Ленина имеет входы сверху и с моста, а загрузка с парковок должна осуществляться с Бударина и Партизанской, ул.Ленина должна работать исключительно как пассаж. Предлагает сменить границы производства работ и проектирования - отказаться от Сада Дзержинского и сквера, а обратить внимание на дворы по Бударина и Партизанской-Либкнехта для решения реальных проблем, тогда цель вложения денег инвестора (поправка: ОАО Газпром является спонсором или жертвователем) будет оправдана. Считает, что Сад Дзержинского необходимо решать без гранита, сравнивает с Елисейскими полями, Летним садом и Марсовым полем в Санкт-Петербурге. Подозревает, что авторам что-то помешало, или они побоялись “высказаться по стилю, решению, современно” - приводит в пример улицы Санкт-Петербурга, где есть такие предложения, Крымскую набережную в Москве и другие. Считает необходимым обратить внимание на особенность улицы - то, что все здания разные, как и на Невском в Санкт-Петербурге. Считает, что концепцию принимать нельзя.

Андрей Павлович Гетте считает, что представленная концепция - не уровень работы архитектора - приводит доводы полноты материалов, ограниченности рассмотрения в границах производства работ (а не прилегающих территорий), ссылается на опыт Старого Арбата, тщательность проработки 40-летней давности, выполнение макетов, анализа, прорисовок и т.д., упоминает, что практика “арбатов” распространилась по России. Фиксирует разные современные решения по освещению, мощению, упоминает Нижний Новгород и другие примеры. Фразы “такого подарка нам не надо” и “нельзя Так злить архитекторов”. Упоминает Сергея Чобана и Герасимова из Санкт-Петербурга, Александра Скокана из Москвы, которые разрабатывали проекты для Омска такого же качества, как и для Берлина (*Чобан восс, Чобан и Кузнецов, Спич действительно разрабатывали проекты международного класса), представляли их на архитектурном и градостроительном советах. Ставит вопрос о профессиональности выполнения концепции, актуальности решений. В качестве рекомендации по подъемникам согласен с Ж.Хахаевой о том, чтобы посмотреть варианты подвоза со стороны ул.Гагарина и Музейной, напоминает, что при проектировании делового комплекса на Гагарина/Либкнехта для маломобильных групп сохранили существующий тротуар вдоль проезжей части, а в рамках проекта выполнили лестницу вдоль здания. (из зала звучат реплики о лифтах внутри ТД “Любинский” и мединститута). В качестве компромиссных и современных решений упоминает примеры Берлина, Мюнхена и других.

Виктор Александрович Шевченко считает, что это не концепция, а 13 представленных картинок - это обозначение мест, над которыми нужно работать, программа работ. “Здесь направления работ - нет”. Отмечает, что парковки в данном проекте это провокация, они невозможны. Отмечает ценность существующих подпорных стенок (между цветниками и дорогой) как экранов между проезжей частью и тротуарами, защищающих пешеходов и не позволяющих выходить на проезжую часть. (в зале - защита от пыли, грязи и воды).

Татьяна Павловна Малиновская фиксирует камерный характер улицы, считает необходимым ознакомить автора концепции с топографической основой, в результате чего концепция может радикально измениться и окажется нереализуемой.

Алла Николаевна Гуменюк, искусствовед, кандидат наук останавливается на истории имперского стиля - как воспоминание о войне 1812 года и в период празднования 100-летия победы, юбилея дома Романовых в 1912 году сформировалось такое направление неоклассицизма, единственным зданием на ул.Ленина является Врубелевский корпус музея ИЗО. Отмечает, что ансамбль Любинского проспекта - один из основополагающих в выделении стиля эклектика на территории России, таких протяженных исторических фрагментов не так много. Ансамбль сформирован архитектором петербургской школы Эзетом, а также работами И.Хворинова, перечисляет все стилевые направления, которые есть на улице - от романского (*неороманского) стиля, до барокко (*необарокко), классицизма, модерна. Считает, что детали должны дополнять сложившееся пространство, фасады, которые являются главными на улице. Фиксирует противоречие предложенных объектов (в частности - памятник роще) и обозначаемых зданий (выбрана стилистка модерна, хотя роща появилась на полвека раньше). Считает, что колористика купеческой улицы должна быть сочной, и если нет доступа в анализе к историческим документам, то можно было воспользоваться опубликованными открытками, например, если ТД “Любинский” решался как пассаж, то Московские торговые ряды, - это гостиный двор - были окрашены в красный, а детали выделялись белым.

Светлана Юрьевна Гетте комментирует участие ОАО Газпром, не считает это подарком, но компенсацией за уход налогов и расположение завода. Считает качество представленного материала свидетельством об отношении к городу. По поводу проекта предлагает пересмотреть парковки, в частности - обратиться к варианту подземного размещения на прилегающих территориях. Не надеется, что авторы повторно представят проект, но благодарит за предупреждение в виде проводимого совета.

Владимир Ахилесович Проскурнин шутит по поводу 13 картинок - это не картинки, а 17 планшетов (в терминологии архитекторов - планшет это лист 1*1 м. или 60*80 см. с поясняющими схемами, изображениями). Фиксирует, что подарок движется к городу, но город теперь думает как бы его правильно взять. Считает, что проектировщикам нужно еще раз поставить вопрос по концепции - это какое благоустройство - воссоздание старого, или новое. Ссылается на пример двора Лувра, когда исторические здания соседствуют с современными благоустройством, формами и решениями. По отношению к Саду Дзержинского предлагает использовать более “природное” решение - грубый камень, как скалу. Для обеспечения пешеходности считает возможным сделать единый тип покрытия тротуаров и дорожного полотна - например, в брусчатке полотно и мощение тротуаров, разделяемых в характере мощения (в зале - невозможно сделать по отметкам). В заключении также шутит, что хорошо бы до юбилея положить весь предложенный гранит и камень в скверы, а после перераспределить по городу по усмотрению. (в зале - аплодисменты).

Владимир Сергеевич Мальцев - завершая архитектурный совет подводит итоги - рекомендует для рассмотрения на градостроительном совете подготовить схему генерального плана с обозначением всех предложений (по размеру показывает 4-метровую длину), развертку фасадов, профили улицы на разных участках, что позволит понять насколько реализуема концепция. Предлагает привлечь рекомендованных специалистов к участию в проекте. Считает необходимым сохранить подпорные стенки. (из зала - предложение отклонить концепцию). Пересмотреть границы проектирования и производства работ.

Таким образом, из многочисленных комментариев, озвученных архитекторами в рамках совета, докладчику были рекомендованы “положительные” советы, которые он может принять к сведению и учесть при подготовке к градостроительному совету. Остальные комментарии следует воспринимать как профессиональные позиции и рекомендации относительно развития улицы и центральной части, на основе которых можно выработать критерии как качества проекта, так и успеха его реализации.

Со своей стороны отмечу. что в сухом остатке можно считать, этот архсовет консультацией подрядчика по требованиям к разрабатываемой концепции (градостроительному анализу, историческому контексту, охранным зонам, инженерным и ландшафтным проблемам, международному опыту), предлагая сделать ее заново и представить в необходимом объеме на градостроительный совет.

У авторов остается полторы недели до градостроительного совета и более трех недель до областного градостроительного совета, где рекомендации могут быть окончательно зафиксированы, по информации А.И.Слатина, после этого начнется рабочее проектирование, защищается бюджет проекта перед инвестором.


Вы читаете fima_fr