Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

противогаз

Новые набережные - старые конфликты

Многие, кто следит за урбанистической повесткой в городе, в курсе, что проблема сохранения доступных для горожан набережных Иртыша как главного общественного пространства Омска поднимается в обсуждениях или выступлениях уже года три-четыре. Этому были посвящены и теоретические высказывания - в программе “Урбанизация”, на форуме Youlead и лекции в рамках цикла Мастерплана. Практически эта теория воплотилась в конкурсных проектах благоустройства второй крепости, концепции центральных набережных Омска, которую курирует КБ Стрелка и разрабатывают локальные архитекторы. Концепция набережных призвана представить решения нескольких конфликтов, которые отчасти скрыты и известны сравнительно узкому кругу, фрагментарно их “засветили” в Мастерплане. От их разрешения зависит развитие всего города, системы его общественных пространств.

Таких конфликтных точек (противоречий), на мой взгляд, четыре типа:

  • генплан и проект планировки трактуют набережные как транспортные с намывом грунта, в то время как жители ценят непосредственный доступ к воде;
  • к этой транспортной магистрали привязаны замороженные проекты деловой застройки рекреационных территорий – в том числе популярного Куйбышевского пляжа;
  • связность набережных обеспечивалась мостом в устье Оми, который нарушает исторический ландшафт крепости и стрелки;
  • отсутствие сервисов набережной сопровождается пустующими постройками ТЭЦ, спасательных станций – они представлены мобильными и низкокачественными павильонами, тирами, постройки при этом ветшают и разрушаются.

 image(http://masteromsk.itpgrad.ru/values#rec12529688)

Работа, которую вели энтузиасты Мастерплана, показывает что река и набережная - определённо в числе ценностей омичей. Генеральный план, правила застройки и проекты планировки являются юридическими документами, которым любой мэр будет следовать, пока не проведет их актуализацию или пока не разработают новые. Документы для Омска разработаны в середине 2000х годов под влиянием модернистской/советской идеи города для автомобиля, города вдоль реки, где набережные неизменно отдавались транспорту. Магистраль должна была соединить речной порт и городок нефтяников, а город обязан был потерять доступ к акватории - набережная превращалась в узкую зеленую полоску в лучшем случае. Необходимые шаги для этого были сделаны - решение представлено во всей градостроительной документации, сделаны макеты, презентации. Начато проектирование застройки и зарезервированы земельные участки под магистраль.

(Проект магистрали по Иртышской набережной, Омскгражданпроект)

(Один из макетов центральной части Омска, Омскгражданпроект, 2008)

В 2000е годы города, сравнимые с Омском - Осло, например, отказываются от таких магистралей и выстраивают стратегии возвращения акваторий в город как в Мюнхене, Вене, Гамбурге с девелоперскими и рекреационными проектами реабилитации рек и берегов. Москва несколько лет назад заказала разработку концепции набережных и Москвы-реки, в которой отодвигается на второй план транспортная функция. Более того, сам Омск в 1960-70е прошел стадию “выхода города на реку” – с берегов ушли промышленные функции, порт стал речным вокзалом, появились благоустроенные пляжи и непрерывный променад.

Идея транзита вдоль Иртыша прорисовывалась в той или иной степени разными архитекторами  в конкурсных и реальных проектах. Мне кажется, что тут играют роль профессиональные шоры, парадигма, которая меняется в мире на наших глазах и просто необходимо быстро осознать, что Омску не нужно догонять Осло и совершить ошибки других городов, чтобы получить современную набережную. Для этого в градостроительной документации зафиксировать набережные как ценные рекреационные территории. Это повлечет переработку транспортного каркаса, заложенного в генплане, но этот каркас учитывает и проблемную идею двух веток метрополитена и спорные автомобильные мосты по ул.Куйбышева, в устье Оми поэтому его пересмотр - давно актуален.

Вторая проблема, связана с идеей перебарывания природы и изменения русла Иртыша в районе речного вокзала - спрямление реки с помощью гидронамыва не новинка для Омска - так сформировали южную часть набережной в 1960е годы и спустя полвека предлагали сделать нам. Для застройщиков это шанс получить участки под гостиницы - Хилтон на завершении улицы Чкалова и Орлёнок у метромоста. Намыв позволял получить необходимую дистанцию до уреза воды и соблюсти водный кодекс. К сожалению без магистрали и намытого берега эти участки попросту перекрывают крупные фрагменты общественной набережной. Мы помним как бывшие мэр и губернатор потребовали убрать забор и обеспечить транзит на участке у метромоста - мы реагировали на этот запрос, собирая позицию горожан о будущем сквере. Продолжающиеся суды с арендатором показывают, что застройщик сохраняет интерес к площадке.

(первый проект гостиничного комплекса Хилтон, 2008)

В Омске не отказались от планов построить пятизвездочный отель на месте пляжа у Речного вокзала

(проект из публикации А.Пантелева о судах по град.плану участка. Источник: http://newsomsk.ru/news/39052-v_omske_ne_otkazalis_ot_planov_postroit_pyatizvezd/)

(предложение по застройке на Иртышской набережной, 2015 год. источник: https://panteleich.livejournal.com/51418.html)

Участок Хилтона занимает половину Куйбышевского пляжа - от ул.Короленко до дома Колчака. На недавней выставке нереализованных архитектурных проектов был представлен эскиз многоэтажных жилых башен (либо апартаментов), на  публичных слушаниях (ноябрь 2017 года) в проект планировки предложено изменение, также демонстрирующее что этот интерес застройщика может стать реальным объектом, а Омск попросту потеряет один из популярных пляжей. Концепция центральных набережных предполагает сохранение и развитие Куйбышевского пляжа, ремонт и озеленение подпорной стенки и формирование променада от Ленинградского моста до площади Бухгольца, при её обсуждении и на стадии технического задания и при защите предварительной версии участники семинаров “Город решает” не предполагали транспортной магистрали или какой-либо серьезной застройки. У действующего или нового мэра есть шанс хотя бы временно повлиять на ситуацию - заблокировать поправку или предложить перевести участок из деловой в рекреационную зону. Попытки отозвать договор аренды уже предпринимались.

(визуализация Куйбышевского пляжа, КБ Стрелка/А.В.Бегун, 2017. источник: http://xn----7sbefdcdi9eahp8bb4g.xn--p1ai/omsk)

Подобное уже происходило с участком у метромоста – заморозка проекта, суд по аренде, попытка смены зонирования на рекреацию. Концепция набережных предполагает его использование для рекреационной и спортивной функций - Университетских лужаек. В Омске есть несколько примеров “частных парков” - Серебряный бор, Пиратский остров, Парк на Королёва, в которых реализуется модель управления открытыми незастроенными пространствами. Горожане, по результатам различных обсуждений, определенно заинтересованы в сохранении транзитов и пешей доступности воды, пляжа и создания нового сквера, возможно арендаторам участков стоит предлагать такой формат использования территорий, либо пора возвращать участки в муниципальную собственность. Но это опять же необходимо закреплять в документации, формулировать от лица мэрии и региона. Это необходимая работа над ошибками, которые пора исправить, чтобы дать зеленый свет первичному обновлению набережных и пляжей.

(визуализация марафона на университетских лужайках, КБ Стрелка/АА РИМ, 2017 источник: http://xn----7sbefdcdi9eahp8bb4g.xn--p1ai/omsk)

Проблема устья Оми завязана и на транспортной схеме, которую обсуждал выше, и на идее вантового моста, который изменил бы кардинально ландшафт исторического места, ценность которого уже отметил новый глава региона. В двух конкурсах на участки второй омской крепости - 2005 и 2013 года половина авторских коллективов такое решение не поддержали. В концепции центральных набережных предложен вело-пешеходный мост от площади Бухгольца, который, как и берегоукрепление, не входит в программу Аижк/Минстроя, но потребует архитектурного конкурса на лучшее и, вероятно, исторически тактичное проектное решение. Мост улучшит велопешеходную связность набережных, с которой уже не справляется Юбилейный мост. Положение в глубине снимет угрозу потери исторической конфигурации берега у второй крепости и видовых точек на речной вокзал. Здесь же важен вопрос ремонта причальной стенки и оборудования пристани речного вокзала - замечательных видовых площадок и в перспективе возможностей частного и муниципального водного транспорта - прогулочного, пригородного, регионального.

(визуализация причалов речного вокзала, КБ Стрелка/А.В.Бегун, август 2017 источник: http://xn----7sbefdcdi9eahp8bb4g.xn--p1ai/omsk)

noroot.jpg (1000×455)

(визуализация нижнего яруса набережной у второй крепости, КБ Стрелка/АА Рим, август 2017 источник: http://xn----7sbefdcdi9eahp8bb4g.xn--p1ai/omsk)

В концепции набережных акцентирован их пешеходный, рекреационный, ландшафтный характер, однако я убежден, что в условиях нашего климата комфорт обеспечивается гарантированным сервисом и безопасностью - гуляя вдоль реки я ожидаю, что будет возможность зайти погреться или привести себя в порядок в современном здании или павильоны. Синие кабинки меня пугают, не говоря об их неприспособленности для маломобильных жителей города, молодых семей. Погреться можно и в кафе, и в фойе киноцентра или Дома кино, или купив стакан горячего напитка в фирменной точке. Количество таких точек сервиса определяется не только площадками для павильонов, которые будут обслуживать городские события, типа марафона или флоры, или причалы на Оми, но и приспособлением ныне пустующих или неиспользуемых построек - спасательная станция на ул.Чкалова, помещения ТЭЦ-1, пристани на ул.И.Алексеева, бывших теплиц пед.института на Интернациональной и трибун стадиона Динамо, Обозного сарая и других зданий второй крепости. Новые или дополнительные общественные, коммерческие помещения со свободным доступом на всем протяжении центральных набережных сделают променад приятным и удобным для всех возрастов.

ОКП_2_ТЭЦ-финиш-02 (2)_2000

(вид событийной террасы у ТЭЦ-1 с приспособлением построек под кафе, КБ Стрелка/АА Рим, август 2017 источник: http://xn----7sbefdcdi9eahp8bb4g.xn--p1ai/omsk)

Необходима работа как со стороны собственников помещений, так и со стороны города по формированию совместных программ, инфраструктуры обслуживания, регламенту взаимодействия, которые будут подчинены рекреационному ландшафту набережных и позволят владельцам оживить свои объекты, открыть их горожанам. Со стороны города должна возникнуть гарантия обновления набережной, её обслуживания и содержания.

Но для этого уже мэрия и региональная власть должны принять решение, что городу необходимо современное зеленое общественное пространство вдоль реки, а не транспортная магистраль или многоэтажный жилой квартал вместо пляжа. Альтернативы девелоперским проектам теперь проработаны в формате дизайн-проекта благоустройства. Пора двигаться в ногу со временем и использовать свои преимущества, а не наступать на старые заботливо разложенные мудрыми предшественниками грабли.

противогаз

Урбанистика и Омск: постпроект. Часть 1.

Конспект выступления для Паблик Спич в рамках альтернативного дня города.

Общий хронометраж: 30 минут

image

Паблик спич попросил рассказать повторно о том, что в этой сфере происходит и, раздумывая над темой, оглядываясь вокруг в поиске очень качественных глобальных изменений, я пришел к выводу, что происходит самообразование.

image

И то, что делалось легче всего описать как бакалавриат. Постпроект это способ ретроспективного описания происходящего. Предположим, что четыре года назад вам предложили поучиться урбанистике в Омске…

Collapse )
противогаз

Про клаузуру на тему сквера Дзержинского

В прошлый раз писал, о том, что хорошо бы провести клаузуру – это такой эскиз за день на предложенную тему, раньше использовался как формат для экзамена в парижской академии изящных искусств, а сейчас – рядовое упражнение в архитектурном институте. Союз Архитекторов таки одобрил начинание, даже сделал рассылку и объявление на сайте. Откликнулось немного – 6 человек, поучаствовали 5, получили 4 эскиза (один был совместным), отдельные изображения показали на областном градостроительном совете.

Сквер как-то выпал из поля зрения Луча, был упомянут в отдельных пунктах разве что, но там внимание концентрировалось на улице. За исходные данные для клаузуры следует поблагодарить группу Аэрокадр, любезно предоставившую свежие фотографии с квадрокоптера.

Collapse )
противогаз

Сквер имени Дзержинского. 5 вопросов благоустройства.

npc00324r

Была мысль провести клаузуру (формат разработки эскизов на заданную тему в срок 24 часа с последующей защитой) по скверу, но сегодня я сильно сомневаюсь в ее результативности – насколько необходимо тратить время коллег на разработку эскизов, если караван идет независимо от собак. И караван-таки доставит дары губернатору в назначенный срок, даже если они протухнут по пути, и бактерии, которые там заведутся, превратят сладости в яд.

Впрочем, если Союз Архитекторов на ежегодном отчетном собрании 12 февраля вдруг решит защитить свою честь и доказать, что замечания, сделанные на архсовете, как-то совсем или почти не учтены, а планировка сквера не соответствует никаким требованиям времени, то смысл в клаузуре или нормальном конкурсе под эгидой уважаемой омской организации появится.

На этом лирику закончу, перейду к суровой физике.

Сквер Дзержинского следует рассматривать в связи с двумя “театральными” скверами и садом Павлика Морозова, где стоит доска почета. Все эти зеленые территории расположены вокруг перекрестка улиц Ленина и Герцена. Они связаны пешеходными транзитами между остановками и основными площадями (памятник Достоевскому-Фонтан и другие).

Сквер был спланирован в 1940-е годы на месте базарной площади, которая переместилась на площадку современного ТЦ, главная аллея до сих пор к базару и выходит, но прервана 6-полосной ул.Интернациональная. В 1980-е (вероятно) появился подземный переход у Почтамта и существенно изменилась система пешеходных связей.

Предложенная на градсовете схема Идеалстроя фиксирует в камне структуру, которая игнорировала подземный переход и вообще какую-либо современную программу, которой скверу не хватает.

Сейчас сквер включает хоздворы жилого дома (Дзержинского 1) и Музея им.Врубеля, на него выходят окна и здания Торгового центра Омский с площадью, военной части (одно из старейших зданий), офиса Сибирьтелеком или Ростелеком, Мэрии, Военного госпиталя, Министерства культуры Омской области, делового центра Панорама по ул.Гагарина; общества Знание и Сибади с Драмтеатром – по ул.Ленина.

Вопросы для всех (включая тот МУП, что застраивает подземные переходы пирожковыми).

1. Почему не разработана программа сквера: современное зонирование на активную, тихую части, территория открытого хранения, например, скульптуры из фондов Музея и проведения выставок современного искусства, паблик арта, уличных акций; детскую и взрослую части? Не учтена близость мэрии и возможность большой пешеходной площади перед ней в какие-то очень праздничные дни? Будет ли открыт сквозной проход через музей, будут ли залы и цокольный этаж музея взаимодействовать со сквером?

2. Что будет с подземным переходом у почтамта? Прогулявшись по тактильной плитке имперского проспекта, мы будем спускаться по разным по ширине ступеням этого подземника, держась за двери киосков, пирожковых на тех же ступенях, а дети в колясках будут биться головой о стенки ларьков? Что произойдет с торговлей на остановках Площадь Победы и Драмтеатр, почему не предусмотрены теплые павильоны в сквере?

3. Почему бы не изменить название сквера? И почему бы не разработать новую айдентику сквера, как одного из центральных пространств этой части города?

4. Почему в год 70-летия Победы нет планировки так называемой площади Победы? Даже если это транспортная площадь с тремя прилегающими скверами?

5. Почему сохраняются эти неиспользуемые аллеи, но свежевытоптанные трассы от фонтана к подземному переходу как перекопали прошлым летом типа для газона, так и забыли в новой концепции зафиксировать?

противогаз

Юрий Григорян.

Каждый город, который строится с нуля, претендует на то, чтобы показать, что такое урбанизм сегодня.

Интервью брал в мае 2011, после объявления результатов по Сколково и задолго до объявления конкурса на агломерацию. Опубликовано не было. 

Это будет...
Рабочий город, который способствует производству инноваций
Частный город. Потому что он делается государством волюнтаристски, как корпорацией.
Если эта идея обещает разговоры на тему нормативов, среды, урбанизма, то давайте пожертвуем этим полем [в Сколково] и поставим на нём эксперимент.
В процессе отсутствуют публичные слушания и прочие согласования...
Именно поэтому он выглядит как государственный пилотный проект.
Попытка изменить нормы здесь будет сделана комплексно и фонд несет ответственность за все виды экспертиз. Очевидно, что нормы могут быть усовершенствованы, и эта инновация приветствуется.
Насколько инновационны представленные проекты?
Ничего инновационного в градостроительстве изобрести сегодня нельзя.
Другое дело, что для России инновацией является выбор удачного решения.
Где-то существуют все схемы, вопрос - какую применить. Цена ошибки крайне высока.
Выбор жюри
Корпорация попросила выбрать два проекта из шести. Сделать это было довольно просто.
Было три проекта, которые конкурировали между собой:
Mecanoo - римская Пьяцца Навона, жесткое ядро. На него было трудно решиться с точки зрения фазирования.
ОМА - как концептуальные ценности, как позиция. Штука устроена просто: верхняя балка технологическая, а нижняя – жилье.
Arep - экологичный. Концепция urban villages. Они были зелеными кремлями, которые им посоветовали не использовать: пять кремлей рядом редко встречаются и тут уже есть один красный. Его можно осуществить по частям. Он носит с одной стороны ландшафтный характер, с другой - структурный. Это структура, способная к росту.
Arep был понятным структурно, а такие, как известно, побеждают градостроительно не структурные вещи.
Акценты были расставлены так: Arep показал что можно менять функции в пределах многофункциональности, а OMA - что можно дополнять функции в пределах одной.
У ОМА был такой взгляд – бескомпромиссное заявление.
Макет среды или архитектуры?
Архитекторами часто создается городская среда, которая редко обживается в соответствии с их первоначальными представлениями.  А в языке современной архитектуры есть определенные проблемы, которые не позволяют ей конкурировать со старыми городами. Я возлагаю большие надежды на Мишеля Девиня (соавтор Arep) именно как на пейзажиста, поэтому создание красивого пространства скорее возможно.
Как это будет работать – страшно предположить. Это требует от нас другого уровня прогностического знания, потому что такие города целиком не строились.
Если есть выбор сделать или не сделать,- сделай этот выбор, и опыт получат все. Для Москвы это важный опыт, потому что по дороге будет много полезного. Они хотят применить идеи устойчивости по отношению целиком к городу.
Модель города будущего
Если рассматривать ценности, которые положены  в модель – устойчивая зеленая среда, общественное пространство, коммуникации, безопасность… это подход к пространству, который мы можем накладывать на другое и смотреть, какая там концепция безопасности. Аналитическая модель. Опыт, который может быть целиком презентован и критикован, что важно -  смысл [градостроительного] совета в том, что всё обсуждается.
Это витринный, но не главный проект. Там кусок поля, где коровы ходят, а тут живет 14 миллионов человек, и хочется спросить – кто думает как они уже живут?
На мой взгляд это совершенно необходимая задача вчерашнего дня. Какой уровень понимания мы должны приложить к городу существующему? Это же не поле чтобы накидать здания. Представьте себе, какой это совет, даже не совет, это просто деятельность, глубоко продуманная ответственная фантастическая деятельность.

противогаз

Экспериментальный список урбанистов.

В декабре, после Московского урбанистического форума мы затеяли эксперимент. Мы – это неопределенный круг лиц в группе фейсбука “RUPA”, которая по идее объединяет специалистов по городскому планированию. Эксперимент заключался в составлении списка экспертов в области управления развитием агломераций, городской среды, городов, урбанистики. Сами понятия довольно расплывчаты, но на то и был расчет – что лица, номинирующие, а затем голосующие выбирают своеобразное “среднее по палате”.

Не раз возникал вопрос – зачем вообще этот список был нужен и какова “корыстная” цель в его составлении. Таковых несколько (далее пишу все-таки от своего имени):

1) просто пытаюсь понять, кого можно считать публичным экспертом от цеха градостроителей/урбанистов/планировщиков.

2) этот список будет публичным для того, чтобы лица, заинтересованные в организации событий, связанных с проблематикой городского развития, могли ориентироваться на “хоть как-то сформулированную позицию” сообщества планировщиков.

3) после ухода В.Л.Глазычева (как ранее – после ухода из жизни С.О.Хан-Магомедова) публично ощущался голод в “экспертах”, этот список проявляет вообще существование профессиональной группы экспертов.

Методология составления такого “рейтинга” (кавычки прошу понимать буквально – как имитацию рейтинга) проста: три недели была возможность номинировать любых “экспертов”, четыре недели можно было “голосовать”.

К сожалению, механизм опросов фейсбук менялся во время работы рейтинга и не позволяет видеть статистику по голосованию (в частности – количество проголосовавших). При этом видно количество голосов (528) и ранжир каждого потенциального эксперта (от 31 до 1). Один из участников голосования поставил по одному баллу всем номинантам.

В итоге у нас есть список из 100 потенциальных экспертов-урбанистов (смотрите полную версию по ссылке). Из них был удален Жайме Лернер, как не представляющий российскую практику. В итоге из 99 оставшихся, 66 номинантов получили поддержку 3 и более голосовавших. Психологический барьер в 5 голосов преодолели 33 номинантов (вы увидите их ниже в “рейтинге”).

Осмелюсь прокомментировать этот список. Большую часть его представляют практики и теоретики градостроительства, несколько лиц – междисциплинарные специалисты, либо эксперты в смежных планированию города областях. Присутствуют и темные лошадки, которые ранее в таком контексте особенно не отмечались, в частности (субъективно) таковым является Георгий Афанасьев, который является “экспертом”, но не факт, что “урбанистом”. Определенную роль играет и выбор импровизированной площадки для опроса (группа планировщиков) – голосование на которой может быть продиктовано и степенью знакомства с деятельностью определенного номинанта и с его вероятной активностью на самой площадке вне опроса.

Таким образом, я считаю этот список с одной стороны - адекватно представляющим неоднозначную ситуацию в экспертизе городских проблем, с другой стороны – не заслуживающим полного доверия.

Теперь о “рейтинге”. Голосование позволяет разместить шортлист на 15 строках (внутри строк – по алфавиту):

1

Меерович Марк

31

2

Высоковский Александр

26

3

Афанасьев Георгий

23

4

Антонов Александр

22

5

Баевский Олег,
Ложкин Александр

19

6

Наринский Дмитрий

16

7

Зубаревич Наталья

15

8

Блинкин Михаил

14

9

Кудрявцев Фёдор

13

10

Трутнев Эдуард

12

11

Иванов Андрей,
Лежава Илья,
Нилина Надежда,
Севан Ольга

9

12

Асс Евгений, Головин Андрей

8

13

Вендина Ольга,
Каганский Владимир,
Косарева Надежда,
Кузьмин Александр,
Перелыгин Юрий,
Петрович Михаил

7

14

Береговских Анна,
Голдхоорн Барт,
Градировский Сергей, Крашенинников Алексей,
Малахов Сергей,
Стадников Виталий,
Трейвиш Андрей

6

15

Зуев Сергей, Репина Евгения,
Ситар Сергей

5

Я откровенно рад, что планировочная тусовка однозначно разбавлена специалистами из МГУ (Вендина, Зубаревич), москвичи – экспертами из России (Меерович, Ложкин, Головин, Перелыгин, Петрович, Береговских, Малахов, Стадников, Репина), есть условные иностранцы (Нилина, Голдхорн), условные теоретики и практики. Представлены многие ведущие институты и общественные организации сферы городского планирования: ВШУ, МГУ, РУПА, Институт экономики города, Гильдия градостроителей, НИПИ Генплана, НИИТАГ, Мархи, ГРАД, Институт культурологии.

В общем мне остается поблагодарить участников группы РУПА на фейсбуке за плодотворную дискуссию, номинации и голосование, а читателям пожелать удачи в городском развитии.

противогаз

Парк Горького/Исторический обзор

Подготовлен для круглого стола по сохранению наследия в ПГ. 18/05/2011

Под катом – текст к презентации.

Презентация подготовлена по материалам следующих источников:

www.oldmos.ru

www.retromap.ru

http://cocomera.livejournal.com/

А.Д.Рублев: http://zhurnal.lib.ru/r/rublew_a_d/23parkgor.shtml

Collapse )
противогаз

Постконфликтное градостроительство-1

Идея этой статьи появилась полтора года назад для выпуска Проект Сибирь “Послекризис”. В рамках того же выпуска и градостроительного форума “Город завтра” совместно, по инициативе и под руководством  Александра Ложкина был подготовлен другой доклад - “От трущоб к процветанию: регенерация частного сектора”, в котором был сделан анализ деградирующей территории в “зоне сноса”. Эта идея осталась без должной реализации, но сейчас есть и актуальность и необходимость для публикации.

Актуальность

обновляемые карты очагов пожаров публикует российский сайт космоснимки (http://fires.kosmosnimki.ru/), есть аналитика от зарубежных сайтов (http://maps.geog.umd.edu/firms/kml.htm#russia_asia – по наводке из блога О.Чиркунова).

известно, что в огне уже погибли люди, пострадали многие населенные пункты.

некоторые – сгорели дотла.

это констатация фактов.

сегодня прочел статью в коммерсанте (колесникова) о встрече ВВП и погорельцев. цитировать не буду, отмечу только один факт.

в разговоре выяснилось, что после пожара было уничтожено поселение, люди выезжали из места, окруженного огнем. жили они там в трехэтажных домах на 8 квартир (по словам губернатора Громова). по словам жителей у них были еще и земельные участки с гаражами, собственноручно сделанными бассейнами. Однако. выяснилось, что жить на том же месте они не хотят. Почему? Потому что в поселке никогда не было объектов соцкультбыта – школы, детского сада. а жители ездили за 5 км в соседнее селение. Вот там и хотят жить.

К чему эти подробности?

К тому что в этом и заключается суть постконфликтного градостроительства, в том, что решения должны приниматься совместно с пострадавшими от катастрофы, а не директивно. Громов планировал строить такие же дома. Путин рекомендовал коттеджную застройку с участками.

Вопрос цены. пока речь шла о довольно маленькой компенсации. даже если считать по себестоимости – ее хватит на 10-15 кв.м. жилья. (150 тысяч рублей – слышал из телевизора). но на человека. а значит даже близко к советской норме 9-12 м кв и почти близко к минимуму в 18 м кв.

Вернемся к методологии и опытам.

Мне известно по крайней мере несколько градостроительных практик, которые реализовывались в постконфликтных условиях. Это опыт программы Make it Right  с участием Брэда Питта в качестве одного из инициаторов; это практика Лаборатории гуманитарных разработок института Урбанистики (Санкт-Петербург) по проектированию застройки для Ленска, пострадавшего от наводнения; и третья – методология, разработанная в Католическом университете Лёвена (Бельгия), апробированная в Африке в рамках деятельности по программам ООН и доложенная на конгрессе 2006 года, список завершает работа Шигеру Бана по реабилитации застройки для Кобо (япония), проект для Акиле (Италия).

Collapse )
противогаз

Смотреть на город бывает интересно.

текст: Фрейдин Ефим

осень 2009

В переписке выяснилось что люди по-разному фиксируют и оценивают изменения. Кто-то постоянно «обновляет» свое мнение, выискивая новостройки в панораме, кто-то пользуется детскими воспоминаниями и удивляется, что любимый яркий мост десять-двадцать лет спустя потускнел и стал серым. К городской среде, состоящей из открытых пространств – площадей, парков, улиц, сейчас стали активно добавляться пространства внутренние: кафе, магазины, галереи, клубы, кинотеатры и так далее. Раньше (десять-пятнадцать лет назад) их интерьеры ничего не добавляли к городу – ты заходил в какое-нибудь помещение, выкрашенное масляной краской и максимум украшенное деревянным панно, где щекастый человек поедает плюшки рядом с самоваром, покупал то что тебе нужно и шел на улицу. Сейчас же интерьеры стали настолько разнообразными, речь даже не о вкусах – есть и плохого качества, есть демонстрирующие высокий профессионализм авторов и вкус владельцев – а о том, что внутренние пространства стали конкурировать по привлекательности с городской средой. Конкуренция естественна – каждый хочет привлечь свою аудиторию – молодежь ли, покупателей с хорошим достатком или ценителей французской живописи. Но возникают контрасты. Человек привыкает к таким интерьерам и начинает оценивать с их позиции город. Совместима ли современная среда Новосибирска с внутренним общественным пространством?

DSC03633

 

Collapse )
противогаз

--

DSC08296 DSC08312 DSC08311

Анна Мальковская (гете-центр, куратор), Мария Андреас (урбанист), Анжела Дресслер (этнолог, писатель, журналист), Игорь Поповский (архитектор).