Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

противогаз

Дворцовая/Атаманская/Республики–задачи для улицы Ленина

На прошлой неделе представители “Идеал-строя” и “Газпрома” подтвердили намерение продолжить ремонт улицы Ленина (за исключением Юбилейного моста). В границы, к сожалению, не входит и Ленинградская площадь (судя по материалам Е.Вдовина).

Кроме базовых – сохранения и улучшения качеств пешеходного, исторического пространства, учёта перспективных проектов и экономического развития улицы (например – наполнения первых этажей новыми функциями), есть желание выделить несколько задач, с которыми так или иначе столкнутся проектировщики второй части улицы Ленина и предложить некоторые решения в режиме рекомендаций.

1. Проблема нечетной стороны - у краеведческого музея, “Старый Омск” (“Шашлычный дворик”), руины Общественного собрания, темный витраж Концертного зала, мертвый первый этаж и темный витраж от Съездовской до Масленникова. Из-за отсутствия каких либо функций и качественного тротуара, остановок общественного транспорта в направлении к Оми, эта часть кварталов мертва и тянет за собой умирание ближайшего фронта по проспекту Маркса. Рекомендация: рассмотреть двухстороннее движение общественного транспорта, восстановить остановки у Краеведческого музея, у Чокана Валиханова, либо рассмотреть остановку у ТЮЗа/Никольского собора на проспекте Маркса. При благоустройстве предусмотреть возможность устройства входов в первые этажи жилых домов, единое решение для входов, отказаться от темного и непрозрачного остекления первых этажей (с постепенной заменой существующих).

2.Структура общественных пространств и композиционных/пешеходных осей. Укрупнение планировочной сетки 1950х годов себя не оправдало, пешеходам удобно переходить улицу в узлах квартальной структуры – в створе улиц Броз Тито, Чкалова, Короленко, Валиханова, Степана Разина и Масленникова стоит оборудовать пешеходные переходы (зебры) во всех направлениях. Главными общественными пространствами являются Площадь Ленина, Ленинградская площадь (преимущественно транспортные/предмостные, но пересекаемые пешеходами), Театральный сквер (ансамбль Кадетского корпуса и Никольского собора) и Сквер им.Борцов революции (включая микроплощадь у Краеведческого музея) - необходимо продумать транспортное и пешеходное движение, ландшафт и архитектурное решение границы пространств (подпорные стенки, ограждение скверов). Микропространствами являются сквер с фонтаном и зеленью у Краеведческого музея (в сторону ул.Чкалова), который является своеобразным курдонёром для здания муз.училища на проспекте Маркса; скверы перед жилыми домами Ленина 40, Ленина 33. Решение улицы должно позволять в дальнейшем спланировать эти локальные общественные пространства (в том числе как, полуприватные для жилых домов).

Collapse )
противогаз

Градостроительные конфликты: три истории

Автор: Ефим Фрейдин

Текст по следам отмененной лекции о градостроительных конфликтах. Картинок мало.

Что делать, если градостроительные конфликты происходят каждый день, иногда на соседней улице и вам не всё равно.

Так получилось, что каждый год в период с 2013 по 2015 год случались крупные градостроительные конфликты, либо приходилось работать с конфликтной градостроительной ситуацией. То ли близость юбилея Омска сказывается, то ли оптика общества сменилась и протесты, конфликты, напряжения, связанные с городскими изменениями стали видны невооруженным глазом, а реакция на них со стороны городского сообщества приобрела конструктивные черты - но ранее простые митинги против чего-либо и попытки остановить стройки стали разворачиваться в более серьезные процессы выработки позиций, рекомендаций, и даже приводить к проектам. Так получилось, что в партнерстве с Павлом Акимовым, мы участвовали в нескольких таких инициативах - он в качестве активиста, журналиста и smm, мне была ближе роль аналитика.

Историй, о которых расскажу, было три – «Открытая крепость» (рекомендации по развитию исторического центра), «Любинский, удобный для человека – ЛУЧ» (позиция горожан по центральной улице), «Привокзальная площадь» (это как раз проект одного из презентационных пространств города).  Все эти истории по гамбургскому счету окончились ничем – проекты/рекомендации сформулированы, а как изменятся пространства мне, строго говоря, пока неизвестно, но как для проектировщика, мне важно оформить предложение, на которое можно ссылаться в дальнейшем, к которому можно вернуться и в котором, надеюсь, преодолены те противоречия, которые стали основой для конфликта.

Идеальный конфликт раньше начинался с экскаватора на стройплощадке или первого спиленного дерева в сквере, тут же под пилой возникал активист, который приковывал себя к воротам стройплощадки, экскаватору и главе строительной компании и начинал свою градозащитную кампанию. Теперь пришла цивилизация, и идеальный конфликт начинается обычно с информационного инцидента – пресс-конференции, публикации проекта или градостроительного совета. Это, к сожалению, тоже не хорошая практика, потому что пресс-конференцию или градостроительный совет обычно проводят, когда проект или концепция практически завершены, инициатор проекта с ними уже сжился, открытие к юбилею уже назначено, а у подрядчика стоит армия рабочих, готовых выйти завтра на площадку. В ответ на предложения и комментарии, которые звучат на этом этапе, активисты получали реплику «при наличии технической возможности» - и тут неясно – то ли техническая возможность определяется инженером-проектировщиком, то ли объемом памяти компьютера для визуализации озеленения на главной улице города. Так начинался конфликт по Любинскому проспекту (группа ЛУЧ). Инициативная группа «Открытая крепость» реагировала на приглашение к проектированию, просьбу главы департамента собрать мнения заинтересованных жителей города по поводу развития исторического ядра – второй омской крепости. В рабочую группу представителей инициативной группы особо не включали, а сроки обозначались как две недели – так как уже готовились проекты реставрации зданий исторического комплекса с выдачей документации чуть ли через пару месяцев (действие происходило в августе 2013 года, конкурсы на реставрацию объявлены осенью 2015 года без учета коммерческих и общественных функций, которые предложила ИГ и иные участники процесса).

Collapse )
противогаз

Почему Любинский мёртв: наблюдение.

Очень не хочется ввязываться в перепалку с собственниками зданий/помещений на Любинском, но повторная публикация статьи в Коммерческих вестях в определенной мере обязывает.

По этому поводу вспоминается две рекомендации консультантов, о которых я часто упоминаю. Первая – данная в Новосибирске перед градостроительным форумом на вопрос о борьбе с пробками (пресс-конференция проходила сразу после снегопада) гласила: чтобы бороться с пробками нужно вывозить снег и чистить путь для пешехода от границы тротуара – места, где он появляется). Вторая – из статьи об оптимизации затрат на содержание производственных зданий требовала мытья окон и витражей – доступ солнечного света позволил бы экономить на электричестве. То есть весьма банальные вещи могут качественно изменить ситуацию.

Мольбы о парковках мы слышим от разных лиц – начиная с первого в городе, заканчивая собственниками и потенциальными посетителями. Причем ярые автомобилисты, которые участвовали в опросе ЛУЧа тут же уточняют – они за парковки, но непосредственно на улице Ленина их делать не следует.

Как многолетний пользователь улицы Ленина, в том числе – заведений, магазинов, мне как-то стало не по себе после прочтения статьи в Коммерческих вестях. Лица, которые десятилетиями владеют зданиями и помещениями считают, что арендаторов отпугивает “отсутствие парковок”. Сегодня я прогулялся по своей мозоли – Любинскому проспекту, чтобы еще раз испытать когнитивный диссонанс между мнениями уважаемых бизнесменов, засевших в торговых рядах и продолжающих окапываться там в подвалах, и их реальным отношением к трёхметровому пространству перед витринами, то есть собственно потребителям, посетителям, клиентам их заведений или арендуемых площадей. Собственно давайте посмотрим почему не идут люди на улицу Ленина в эти магазины и кафе. В качестве примечания  - вообще я шёл с надеждой, что публикуя обращение к губернатору через прессу, владельцы зданий приберутся, чтобы избежать каких-либо нападок, чтобы не подставляться. Но нет, там всё стабильно.

.G9ZSHeQn_F4

Начинаем с улицы Партизанской – если вы высадились на площади Ленина/Театральной площади и неведомым способом прошли через мост. Разумеется наледь, грязь, вода встречают нас на пути к жемчужине города.

Collapse )
противогаз

Про клаузуру на тему сквера Дзержинского

В прошлый раз писал, о том, что хорошо бы провести клаузуру – это такой эскиз за день на предложенную тему, раньше использовался как формат для экзамена в парижской академии изящных искусств, а сейчас – рядовое упражнение в архитектурном институте. Союз Архитекторов таки одобрил начинание, даже сделал рассылку и объявление на сайте. Откликнулось немного – 6 человек, поучаствовали 5, получили 4 эскиза (один был совместным), отдельные изображения показали на областном градостроительном совете.

Сквер как-то выпал из поля зрения Луча, был упомянут в отдельных пунктах разве что, но там внимание концентрировалось на улице. За исходные данные для клаузуры следует поблагодарить группу Аэрокадр, любезно предоставившую свежие фотографии с квадрокоптера.

Collapse )
противогаз

Архитекторы советуют авторам концепции благоустройства Любинского проспекта: конспект архсовета

Текст: Ефим Фрейдин

В рамках отслеживания проекта по Любинскому, выкладываю конспект архсовета 27 января.

(До этого, 23 января мы (Омский клуб) провели сессию “Омские улицы: стратегии развития” в рамках Рождественского саммита гильдии управляющих и девелоперов, где обсудили общие рекомендации по созданию стратегий улиц с точки зрения планировки, экономики и социальной организации, создания образцов. В рамках сессии одним из презентованных проектов была концепция благоустройства Любинского, другим –  концепт процесса социальной организации #наПушкина)

Место и время проведения: актовый зал, выставочный зал Омскгражданпроект, 17.30, 27 января 2015 года

Присутствовало: >40 чел

Ведущий: Владимир Сергеевич Мальцев, архитектор

Докладчик: Анатолий Игоревич Слатин, руководитель компании “Идеалстрой” (Санкт-Петербург)

Выступления: Н.П.Шалмин, В.П.Паровышник, С.Ш.Хусаинов, Ж.М.Хахаева, О.Р.Кулагина, А.В.Бегун, А.А.Сергеев, С.Г.Шевченко, О.М.Фрейдин, А.П.Гетте, В.А.Шевченко, Т.П.Малиновская, А.Н.Гуменюк, С.Ю.Гетте, В.А.Проскурнин, В.С.Мальцев

Архитектурный совет Союза архитекторов - совещательный орган, который собирается нерегулярно (в среднем - раз в месяц), в его состав входят члены Союза архитекторов, выступают и специалисты, участвующие в разработке проектов. Обычно архитектурный совет проводят по инициативе проектировщиков или в договоренности с заказчиком/инвестором проекта перед градостроительным советом. В некоторых случаях спорные проекты отправляют для прохождения архитектурного совета на заседании градостроительного совета. Рекомендации архитектурного совета лежат в профессиональной и процессуальной плоскости - иногда они могут касаться проведения конкурса, формирования временного авторского коллектива и тд. Градостроительный совет, в отличие от архитектурного, является формально междисциплинарным и включает как представителей горсовета, мэрии, департаментов, профессиональных союзов и возглавляется мэром города. 27 января концепция благоустройства ул.Ленина рассматривалась на архитектурном совете Союза архитекторов. Рассмотрение на градостроительном совете является следующим этапом формальной городской экспертизы.

На совете кроме архитекторов также замечены И.Загатова (начальник департамента информационной политики администрации г. Омска), С.Игнатова (представитель “Фонда стратегического развития Омской области”, учрежденного Правительством Омской области и формально выступающего заказчиком представленной концепции / проекта).

Докладчик Анатолий Игоревич Слатин представил концепцию благоустройства территории, прилегающей к улице Ленина (Любинский проспект), обозначил границы производства работ, на визуализациях показал отдельные подходы к решению поставленных задач по созданию имперской улицы, комфортного пространства и оживления улицы. Среди визуализаций, ранее разосланных в прессу теперь есть и новые - разработки мастерской академика А.М.Каримова (предложение к памятному знаку на месте входа в Любину рощу) и эскизы А.В.Бегуна (по навесу подземного перехода и решению подъемников на горке), обновлена визуализация перспективы улицы - добавлены деревья (А.И.Слатин ссылается на облик улицы Ленина в советских открытках с регулярными ивами как на образ, к которому будут стремиться), также авторы сотрудничают с Омскгражданпроектом в плане ул.Музейной, с И.Вахитовым по ул.Бударина. Также докладчик отметил, что подрядчиком будет выполнен проект освещения и архитектурной подсветки улицы, в котором все элементы ансамбля, фасады разных зданий рассматриваются как единый комплекс.

Из ответов на вопросы становится ясно, что автором концепции является Алексей Никандров, который сотрудничает с компанией “Идеалстрой”, напомню, что он являлся и автором концепции ул.Чокана Валиханова, однако при разработке рабочей документации и после проведения инженерных изысканий оказалось, что она существенно изменилась. При этом А.Никандров имеет достаточный опыт в работе над проектами открытых пространств (в частности - проектирование благоустройства Лахта-центра), КБ ВиПС, в котором он работает, занимается проектированием и сопровождением реализации сложных объектов (в том числе - Мариинского театра), а А.Слатин, который является руководителем компании “Идеалстрой” ранее занимался реализацией проектов пешеходных зон и улиц в Санкт-Петербурге, выполненных на достаточно высоком уровне.

Концепция выполнена по результатам инженерных изысканий, задания департамента архитектуры, переговорам с собственниками зданий. Концепция предполагает замену ливневой канализации, приведение ее к расчетным параметрам (сейчас она не справляется с массой воды), остальные коммуникации будут заменены участками, если износ не позволяет их эксплуатировать в ближайшие 5-10 лет. В рамках концепции предполагается реставрация фасадов с применением необходимых современных материалов, возможно восстановление отдельных исторических деталей (в частности - вопрос по лантерне на одном из домов, что требует согласования Минкульта Омской области).

В ответе на уточняющий вопрос об историческом уровне улицы и разницы отметок проезжей части А.И.Слатин считает возможным создать один уровень проезжей части и пешеходных тротуаров (Н.П.Шалмин, ссылаясь на опыт 1980-х считает это физически невозможным исходя из рельефа улицы).

Качество визуализации намеренно занижено для обсуждения, можно было сделать фотореалистичное изображение, но на это специально не пошли. В рамках доклада и на экспозиции отсутствуют чертежи и схемы - прилегающей территории, генплан, профиль улицы, что объясняют стадией концепции.

Вторая часть архитектурного совета прошла в режиме выступлений архитекторов по поводу представленного материала. В качестве общего впечатления можно выделить неудовлетворительное качество презентаций, отсутствие необходимых для обсуждения чертежей и схем, отсутствие автора проекта (архитектора) на обсуждении как адресата комментариев.

Нижеследующий конспект я бы хотел адресовать как автору проекта, так и горожанам, которые могут составить мнение о профессиональных претензиях к концепции со стороны Союза Архитекторов. Со своей стороны также отмечу, что такого единодушия и высокого качества комментариев не видел давно в этом круге, за что можно отдельно поблагодарить А.И.Слатина. Конспект записан на основе тезисов и развернут по памяти.

Никита Петрович Шалмин (ранее сделал выступление на саммите ГУД 23 января, расшифровка ожидается) зафиксировал, что улица формируется зданиями и пересечениями, на схеме границ работ показал, что необходимо включать в рассмотрение полностью пространства предмостной территории Юбилейного моста (и вообще анализировать прилегающие кварталы), целостно относиться к ул. Либкнехта, площади Дзержинского (на горке между часовней и памятником Ленину), решать их целиком. В представленной концепции выполнено монотонное мощение на всем протяжении, безотносительно входов, проездов, разной стилистики отдельных построек, нет планировочных элементов, которые бы реагировали на здания. Упоминает проект Валерия Александровича Баранова, реализованный в 1980-е годы и прекрасно учитывавший исторический уровень тротуара, защиту подпорными стенками от проезжей части, перепады отметок между проезжей частью и пешеходной зоной, которого и следует придерживаться. В отношении сквера (севернее драмтеатра) - в концепции предложено место для велопрогулок и скейтеров с соответствующим покрытием, это неподходящее место, так как здесь располагался острог, где провел время Ф.М.Достоевский и в мощении неплохо бы отразить границы острога.

Владимир Петрович Паровышник отрицательно относится к идее размещения парковок в нижней части улицы и предлагает их исключить, делится воспоминаниями о зеленой улице в 1972 году.

Сакен Шахислямович Хусаинов сосредоточился на трех пунктах - отделении входа в Сад Дзержинского от площади проездом к дому “Меха”, соответственно решать мощение; склоняется к варианту А.Бегуна в решении подземных переходов; не делать никаких знаков перед гостиницей Октябрь (при всем уважении к академику А.М.Каримову).

Жанна Михайловна Хахаева, искусствовед, автор проекта охранных зон по Любинскому проспекту, который утвержден (или утверждается) минкультом области, считает, что нужно избавить улицу Ленина от негативных характеристик, которые есть в настоящее время - в том числе провалы в плитке, разрисованные фасады бывш.магазина Омский бекон, состояния подземного перехода и тд. В отношении концепции - если реставрируются фасады, то зачем закрывать их навесом подземного перехода, неприемлемо решение памятного знака Любиной рощи “в виде рекламы фирмы по железной ковке”. Напоминает, что в проекте охранных зон рекомендовано сохранить решение по горке - фонари и лестницы 1940-1950-х годов составляют единое пространство со всем проспектом. Необоснованная разлиновка на клетки площади Дзержинского (от часовни до памятника Ленину), возможно предусмотреть веерное мощение. Считает необходимым акцентировать вход в Сад Дзержинского.

Ольга Ростиславовна Кулагина отметила неполноту материала представленной концепции, которая не позволяет принимать ее к рассмотрению на архитектурном совете в Омске. Поднимает вопрос стилистики, напоминая о “кладбищенских решетках”, которые возникли на проспекте Маркса вблизи ул.Валиханова, вопрос целостности, качества стилистической работы, мощения, возвращения к “елочке” исторического кирпича в новых материалах. Возвращение к исторической колористике, многоцветности фасадов, предложению томских реставраторов, разработчиков зон охраны в 1980-1990-е годы. Надеется, что проект будет повторно представлен на следующей стадии с учетом замечаний архитектурного совета, в том числе по полноте материала.

Александр Вениаминович Бегун напоминает, что это подарок №2, при обсуждении которого есть возможность выпустить пар до начала, а не во время строительства. Цитирует академика, бывшего главного архитектора Омска А.М.Каримова, что право работы в центре города нужно заслужить, и делается это на конкурсах. Считает, что на вопросы членов архсовета должен отвечать архитектор, а не директор, инженер. Вспоминает архитекторов, которые уважительно отнеслись к Омску - ленинградцев Ю.Земцова, автора Торгового центра, и Т.Садовского - автора Речного вокзала. Вспоминает архитектора Башкирова (Новосибирск), который отнесся неуважительно в проектах Железнодорожного вокзала и Концертного зала. Хотел бы поблагодарить автора стеклянной арки на Валиханова, но так как архитектор неизвестен, то благодарить некого. Сожалеет, что Анатолию Игоревичу Слатину, инженеру, приходится защищать перед архитекторами некачественную концепцию, но не сомневается в его способности реализовать проект. Считает, что для обсуждения необходимо представить генеральный план территории. Высказывается за организацию парковок, над этим решением размышлял и ранее. Предлагает варианты решения по горке и подземному переходу. Фиксирует, что в процессе проекта должна быть налажена связь между архитектурной общественностью, жителями города и авторами проекта. Вероятно, союз архитекторов может назначить местного специалиста для участия в проекте и его сопровождения.

Андрей Анатольевич Сергеев, кандидат архитектуры, считает оскорбительным считать улицу Ленина имперской, отмечает ее купеческое происхождение, когда каждый владелец здания старался выстроить дом лучше другого. Ссылается на расчеты активистов о достаточности парковочных мест, фиксирует отсутствие обоснования необходимости парковок и схем прилегающих территорий. Считает недостойным необходимость замечаний об отсутствии градостроительного анализа в предложениях петербургских архитекторов, который вынуждены проводить люди на общественных началах. В качестве ценностей, требующих сохранения называет шаровидные ивы и решение горки 1940-50-х годов.

Светлана Григорьевна Шевченко, заместитель главного архитектора Омска, фиксирует, что не представлен генеральный план всей территории, рекомендует провести консультации по колористике фасадов с историками, искусствоведами, архитекторами - Ж.Хахаевой, А.Гуменюк, Т.Малиновской и ввести их в коллектив. Считает необходимым разработку исторического сценария улицы, ансамбля застройки (в том числе чтобы выяснить уместность Степаныча, мужа Любочки и др.). Высказывает сомнения по парковкам как автомобилист, отмечая сужение улицы и поворот при выезде на горку.

Олег Михайлович Фрейдин отмечает, что видна поставка задачи на “декоративность” (представлены только декоративные решения), цели по оживлению улицы данной концепцией  не достигаются, лишь эстетика и благоустройство. При обсуждении парковок сравнивает улицу с пассажем ГУМа в Москве - он имеет два входа с торцов (по оси), а загрузка посетителями осуществляется с Красной площади и Ильинки, так же и ул. Ленина имеет входы сверху и с моста, а загрузка с парковок должна осуществляться с Бударина и Партизанской, ул.Ленина должна работать исключительно как пассаж. Предлагает сменить границы производства работ и проектирования - отказаться от Сада Дзержинского и сквера, а обратить внимание на дворы по Бударина и Партизанской-Либкнехта для решения реальных проблем, тогда цель вложения денег инвестора (поправка: ОАО Газпром является спонсором или жертвователем) будет оправдана. Считает, что Сад Дзержинского необходимо решать без гранита, сравнивает с Елисейскими полями, Летним садом и Марсовым полем в Санкт-Петербурге. Подозревает, что авторам что-то помешало, или они побоялись “высказаться по стилю, решению, современно” - приводит в пример улицы Санкт-Петербурга, где есть такие предложения, Крымскую набережную в Москве и другие. Считает необходимым обратить внимание на особенность улицы - то, что все здания разные, как и на Невском в Санкт-Петербурге. Считает, что концепцию принимать нельзя.

Андрей Павлович Гетте считает, что представленная концепция - не уровень работы архитектора - приводит доводы полноты материалов, ограниченности рассмотрения в границах производства работ (а не прилегающих территорий), ссылается на опыт Старого Арбата, тщательность проработки 40-летней давности, выполнение макетов, анализа, прорисовок и т.д., упоминает, что практика “арбатов” распространилась по России. Фиксирует разные современные решения по освещению, мощению, упоминает Нижний Новгород и другие примеры. Фразы “такого подарка нам не надо” и “нельзя Так злить архитекторов”. Упоминает Сергея Чобана и Герасимова из Санкт-Петербурга, Александра Скокана из Москвы, которые разрабатывали проекты для Омска такого же качества, как и для Берлина (*Чобан восс, Чобан и Кузнецов, Спич действительно разрабатывали проекты международного класса), представляли их на архитектурном и градостроительном советах. Ставит вопрос о профессиональности выполнения концепции, актуальности решений. В качестве рекомендации по подъемникам согласен с Ж.Хахаевой о том, чтобы посмотреть варианты подвоза со стороны ул.Гагарина и Музейной, напоминает, что при проектировании делового комплекса на Гагарина/Либкнехта для маломобильных групп сохранили существующий тротуар вдоль проезжей части, а в рамках проекта выполнили лестницу вдоль здания. (из зала звучат реплики о лифтах внутри ТД “Любинский” и мединститута). В качестве компромиссных и современных решений упоминает примеры Берлина, Мюнхена и других.

Виктор Александрович Шевченко считает, что это не концепция, а 13 представленных картинок - это обозначение мест, над которыми нужно работать, программа работ. “Здесь направления работ - нет”. Отмечает, что парковки в данном проекте это провокация, они невозможны. Отмечает ценность существующих подпорных стенок (между цветниками и дорогой) как экранов между проезжей частью и тротуарами, защищающих пешеходов и не позволяющих выходить на проезжую часть. (в зале - защита от пыли, грязи и воды).

Татьяна Павловна Малиновская фиксирует камерный характер улицы, считает необходимым ознакомить автора концепции с топографической основой, в результате чего концепция может радикально измениться и окажется нереализуемой.

Алла Николаевна Гуменюк, искусствовед, кандидат наук останавливается на истории имперского стиля - как воспоминание о войне 1812 года и в период празднования 100-летия победы, юбилея дома Романовых в 1912 году сформировалось такое направление неоклассицизма, единственным зданием на ул.Ленина является Врубелевский корпус музея ИЗО. Отмечает, что ансамбль Любинского проспекта - один из основополагающих в выделении стиля эклектика на территории России, таких протяженных исторических фрагментов не так много. Ансамбль сформирован архитектором петербургской школы Эзетом, а также работами И.Хворинова, перечисляет все стилевые направления, которые есть на улице - от романского (*неороманского) стиля, до барокко (*необарокко), классицизма, модерна. Считает, что детали должны дополнять сложившееся пространство, фасады, которые являются главными на улице. Фиксирует противоречие предложенных объектов (в частности - памятник роще) и обозначаемых зданий (выбрана стилистка модерна, хотя роща появилась на полвека раньше). Считает, что колористика купеческой улицы должна быть сочной, и если нет доступа в анализе к историческим документам, то можно было воспользоваться опубликованными открытками, например, если ТД “Любинский” решался как пассаж, то Московские торговые ряды, - это гостиный двор - были окрашены в красный, а детали выделялись белым.

Светлана Юрьевна Гетте комментирует участие ОАО Газпром, не считает это подарком, но компенсацией за уход налогов и расположение завода. Считает качество представленного материала свидетельством об отношении к городу. По поводу проекта предлагает пересмотреть парковки, в частности - обратиться к варианту подземного размещения на прилегающих территориях. Не надеется, что авторы повторно представят проект, но благодарит за предупреждение в виде проводимого совета.

Владимир Ахилесович Проскурнин шутит по поводу 13 картинок - это не картинки, а 17 планшетов (в терминологии архитекторов - планшет это лист 1*1 м. или 60*80 см. с поясняющими схемами, изображениями). Фиксирует, что подарок движется к городу, но город теперь думает как бы его правильно взять. Считает, что проектировщикам нужно еще раз поставить вопрос по концепции - это какое благоустройство - воссоздание старого, или новое. Ссылается на пример двора Лувра, когда исторические здания соседствуют с современными благоустройством, формами и решениями. По отношению к Саду Дзержинского предлагает использовать более “природное” решение - грубый камень, как скалу. Для обеспечения пешеходности считает возможным сделать единый тип покрытия тротуаров и дорожного полотна - например, в брусчатке полотно и мощение тротуаров, разделяемых в характере мощения (в зале - невозможно сделать по отметкам). В заключении также шутит, что хорошо бы до юбилея положить весь предложенный гранит и камень в скверы, а после перераспределить по городу по усмотрению. (в зале - аплодисменты).

Владимир Сергеевич Мальцев - завершая архитектурный совет подводит итоги - рекомендует для рассмотрения на градостроительном совете подготовить схему генерального плана с обозначением всех предложений (по размеру показывает 4-метровую длину), развертку фасадов, профили улицы на разных участках, что позволит понять насколько реализуема концепция. Предлагает привлечь рекомендованных специалистов к участию в проекте. Считает необходимым сохранить подпорные стенки. (из зала - предложение отклонить концепцию). Пересмотреть границы проектирования и производства работ.

Таким образом, из многочисленных комментариев, озвученных архитекторами в рамках совета, докладчику были рекомендованы “положительные” советы, которые он может принять к сведению и учесть при подготовке к градостроительному совету. Остальные комментарии следует воспринимать как профессиональные позиции и рекомендации относительно развития улицы и центральной части, на основе которых можно выработать критерии как качества проекта, так и успеха его реализации.

Со своей стороны отмечу. что в сухом остатке можно считать, этот архсовет консультацией подрядчика по требованиям к разрабатываемой концепции (градостроительному анализу, историческому контексту, охранным зонам, инженерным и ландшафтным проблемам, международному опыту), предлагая сделать ее заново и представить в необходимом объеме на градостроительный совет.

У авторов остается полторы недели до градостроительного совета и более трех недель до областного градостроительного совета, где рекомендации могут быть окончательно зафиксированы, по информации А.И.Слатина, после этого начнется рабочее проектирование, защищается бюджет проекта перед инвестором.

противогаз

Современная архитектура Омска 90/10 – 14. Банковское здание в Газетном переулке

Архитекторы: О.Кулагина, О.Фрейдин, А.Сергеев (2004)

На принятое решение повлияло ограничение по высоте, принятое для данной части исторического центра (и благополучно нарушенное постройками по ул.Щербанева), и наличие исторического здания. Проект предполагал реконструкцию исторического здания гостиницы и малоценной двухэтажной постройки под нужды банка. Два объема были связаны с основным офисом переходом-галереей с дворовой стороны. Над ними возведены мансарды, которые позволили выделить исторический фасад в качестве главного элемента композиции. Контраст в стилистике и материалах позволяет оттенить фактуру кирпича, горизонтальное членение облегчает максимально заниженный объем мансарды. В рамках проекта выполнены интерьеры основных помещений новых элементов банковского комплекса. При реализации был отреставрирован фасад гостиницы, выполнено благоустройство прилегающей территории. Во дворе комплекса сохранена старообрядческая церковь (согласно предложенной концепции квартала ее следовало отреставрировать, что пока выполнить не удалось).

DSC00928

DSC00935

DSC00937

DSC02513 

противогаз

Немного шума: таблицы нивхских числительных для счета.

Источник:https://sites.google.com/site/nivkhlanguage/pukk

Е. А. КРЕЙНОВИЧ: Нивхский (гиляцкий) язык [1934]

[Этот первый обобщающий очерк по нивхскому языку, изданный Е. А. Крейновичeм в 1934 году, имеет историко-лингвистическое значение. Сопоставив с последующими статьями, исследовательскими материалами ученого, в 1979-ом году опубликованным последним нивхским очерком, можно наблюдать, с какой методичностью, тщательностью продвигался он в раскрытии, правильной разгадке, толковании тайн древнего нивхского языка, его общечеловеческого значения.] 

nivhskij_giljackij jazikimage022

nivhskij_giljackij jazikimage023

противогаз

СТАРЫЙ И НОВЫЙ ГОРОД: КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Текст написан по следам выступления автора на конференции “Градостроительные проблемы сохранения наследия” в НИИТАГ РААСН в июне 2011 года. Фрагментарно он совпадает с ранее опубликованным в этом журнале эссе “Кто властен над нашим наследием”.

Ефим Фрейдин, Омск
Настоящая статья  написана в двух контекстах: исследования по теме «градостроительной конфликтологии», которое ведется автором с 2006 года (период учебы в аспирантуре Новосибирской архитектурной академии под руководством В.С.Терехиной), и полугодового глубокого погружения в изучение сферы сохранения наследия в рамках образовательной программы института архитектуры, медиа и дизайна «Стрелка»[1] (под руководством Р.Колхааса). Исследование сферы сохранения архитектурного наследия дало материал для статьи, а аспирантская работа – метод его анализа, результаты которого и будут представлены в основном тексте.
Погрузившись в историю деятельности по сохранению наследия в России и Советском союзе, я заинтересовался милитаристской риторикой современных носителей сложившейся идеологии. Даже на нашей конференции, сборник материалов по результатам которой вы читаете, звучали такие слова, как «выиграть слушания», «линия защиты». Активисты общественного движения Архнадзор называют акцию 2010 года по защите наследия «Кадашевской обороной» [2].  Однако, рассматривая ситуации храма Воскресения Христова в Кадашах, Дома Кольбе в Москве, Охта-центра в Санкт-Петербурге, которые условно считаются успехами градозащитного движения, можно констатировать, что ни условные противники, ни сторонники процесса развития в этих «битвах» своих целей не достигли: наследие разрушено, нового наследия не появилось.

clip_image002[4] clip_image004[4]

Илл.1 От руин к медиации (Фрейдин Е.О./Институт Стрелка 2010-2011)
Поэтому, считаю актуальным рассмотреть взаимодействие процессов развития и сохранения: как в истории советского градостроительства разрешался этот конфликт, где и в каких формах? В заключении я опишу современные практики управления этим конфликтом и перспективную позицию посредника.

Collapse )
противогаз

Кто властен над нашим наследием?

*Обнаружилось, что 1 октября архнадзор хочет собраться на Пушкинской площади. Несколько месяцев назад, в рамках исследования в институте Стрелка, я подготовил нижеследующий текст. Хотел бы снять всякую ответственность с института за свою позицию. Отдельно хотел бы поблагодарить Сергея Ситара, Григория Ревзина, Марину Хрусталеву, Наталью Душкину за уделенное мне время, и возможно навеянные этими беседами идеи.

Очень кстати на Большой Якиманке упал фасад дома Кольбе. «Сам упал» пишет пресс-служба девелоппера, «Снесли» – показывают видео защитники исторического облика города, «Наплевав на закон!» – считает советник главы Москомнаследия, «Приостановить и восстановить» – говорит городской глава. Почему четыре участника городской жизни не могут договориться?

Больше года назад активисты Архнадзора отстояли Кадаши. Вообще там было что-то разрушено. Отстояли удачно, и в течение года руины на площадке никто не тронул. Новый проект не реализуется. Старые здания не восстанавливаются. Что это - война? Активистами-градозащитниками ситуация так и воспринимается. Список памятников, список исторических городов как линия обороны. Но, если даже во время второй мировой войны были удивительные случаи, когда мировое наследие сохранялось, потому что при изменении границы не теряло своей ценности (Кижский погост тому пример), то в Москве эта война приводит к разрушению при любых вариантах.

Причем к действиям причастны все - и государственные органы, и активисты градозащитных движений, и якобы им противостоящие девелопперы, застройщики, строители, частные охранные предприятия и бульдозеристы. Все они суть развиватели города, правда с различными мотивами и взглядами на его будущее. Для защитников важна преемственность, для девелопперов - экономика, что важно для гос.органов - вероятно соблюдение законов, бюджет и отчет перед вышестоящим начальством.

Защитники по сложившейся традиции реагируют обращением к Москомнаследию, Москомнаследие начинает процедуры - проверяет, пишет, подает в суд. Властная структура берет власть в свои руки и посредничает в демократическом процессе, сводя интересы общества, возмущенного сносом, и девелоппера, которому уже предоставили землю, здание, теперь - обременения. Власть считалась хорошим медиатором, потому что еще двадцать лет назад хотела быть им во всем. По инерции так думают ее представители, по инерции так считают и ее корреспонденты.

История системы сохранения, которую можно наметить схематично, показывает, что власть действительно как-то относилась к наследию и управляла его сохранением, но были периоды, когда она занималась и разрушением. Чтобы обеспечить ту или иную функцию оформлялась организационная структура. Лишь в 1960-е ее можно считать полностью контролируемой государством - когда к региональной системе, федеральному министерству, реставрационным мастерским и музеям добавилась общественная поддержка со стороны ВООПИК, членами и организаторами которого были, отчасти, и чиновники. Эта «система» осуществляла все возможные действия с наследием в «общих» интересах. Если эти интересы не соблюдались – 1930-е годы тому свидетельство: ее демонтировали – такова ее генеалогия.

Индикатором властного интереса служат учтенные памятники, я остановлюсь лишь на федеральном уровне – динамика выявления и внесения в списки показывает, как выстроенная в 1920е годы система успешно выявляла этот интерес, но в 1930-м от листа осталась лишь четверть, а члены и сотрудники организаций, которые его наполняли, подверглись чисткам и репрессиям.

stat

Динамика учета памятников архитектуры на федеральном уровне, 1917-2011

Динамика списка исторических поселений, 1970-2010

© Институт архитектуры, медиа и дизайна Стрелка, Образовательная программа 2010-2011, Фрейдин Ефим Collapse )
противогаз

Кензо Танге. Воспоминания о современности. (Красивая жизнь, 2005)

(1913-2005)
Страна Восходящего Солнца в течение многих сотен лет изолированная от всего мира, в 20-м веке открывает границы и показывает другим свои сокровища. В конце 19 века в Европе возник интерес к всему Восточному: в начале века это был Египет, который посетил Наполеон, а в конце - Ван Гог вдумчиво рисовал эскизы на японские темы.
Во времена модерна сохранялась некоторая самобытность каждой из европейских стран; к середине века двадцатого в разгар "Современного движения" различия между нациями в сфере архитектуры почти исчезли. Япония, открывшись всему миру, сохраняет культурную автономность и по сей день. В сокровищнице страны восходящего солнца хранится множество ценных вещей - старинные обычаи, подобные Чайной церемонии, и произведения современной литературы, как Харуки Мураками или Кобо Абэ. Архитектурные проекты Кензо Танге занимают в этом ряду достойное место.

Collapse )